Способ прогнозирования риска развития преэклампсии у женщин разных соматотипов

Изобретение относится к медицине, акушерству, гинекологии и может использоваться для прогнозирования риска развития преэклампсии. Проводят определение экскреции с мочой нефрина и подокаликсина. Также у обследуемой женщины в сроке беременности до 9-10 недель производят антропометрические измерения - жировую массу тела по формуле J.Mateigka, определяют соматотип по методу Р.Н.Дорохова, выясняют наличие в анамнезе преэклампсии, определяют в сроке гестации 12-13 недель в сыворотке крови VEGF, PlGF и sFlt-1, в моче VEGF. Полученные данные заносят в формулу: ПЭ=-90,22-(7,74хА)+(0,09хВ)-(1,19хС)-(0,195хD)+(0,043хЕ)+(0,134хF)+(0,62хG)+(0,29хН)+(0,56хI), где ПЭ - преэклампсия (в %), А - соматотип женщины (баллы соматотипирования), В - жировая масса женщины (в кг), С - наличие в анамнезе преэклампсии: 1 - имелось, 0 - не было, Д - VEGF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл), Е - PlGF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл), F - sFlt-1 в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл), G - нефрин в моче в сроке гестации 12-13 недель (в нг/мл), Н - подокаликсин в моче в сроке гестации 12-13 недель (в нг/мл), I - VEGF в моче в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл). Способ позволяет выявить патологию в ранние сроки гестации для своевременного лечения и с высокой точностью рассчитать индивидуальный прогноз развития преэклампсии. 1 ил., 4 табл., 2 пр.

 

Изобретение относится к медицине, в частности к акушерству и гинекологии и может быть использовано для прогнозирования риска развития преэклампсии.

Актуальность проблемы прогнозирования и профилактики преэклампсии не вызывает сомнений.

Преэклампсия (ПЭ) - патология беременности, связанная с нарушением функции многих органов и систем, является синдромом полиорганной функциональной недостаточности. В настоящее время проблеме преэклампсии (ПЭ) уделяется значительное внимание, что объясняется высокой частотой данного заболевания и отсутствием тенденции к ее снижению. Отсутствуют клинически значимые методы прогнозирования и профилактики ПЭ. Единственным успешным методом лечения остается своевременное завершение беременности. В связи с этим в современных условиях единственным реальным путем снижения тяжелых форм ПЭ и ее осложнений является прогнозирование, ранняя диагностика, своевременное лечение данной патологии. При тяжелой ПЭ, частота которой достигает 2-4% от общего количества беременных и рожениц, возникает необходимость родоразрешения до 34 недель беременности. Несмотря на более редкую частоту выявления, 80% экономических потерь и затрат на диагностику, лечение и реабилитацию пациентов связаны именно с данной формой ПЭ. Поэтому скрининг ранней ПЭ является актуальной проблемой и имеет важное практическое значение для современного акушерства, как медицинское, так и социально-экономическое [Курочка М.П., Лебеденко Е.Ю., Гайда О.В. Прогнозирование развития гестоза в ранние сроки беременности // Вестник Российского университета дружбы народов. Серия «Медицина». - 2011. - №5. - С.133-136.; Маланина Е.Н., Медведев М.В. Комбинированный скрининг преэклампсии в 11-14 недель беременности: литературный обзор современных методов прогнозирования и профилактики тяжелых гестозов // Пренат. диаг. - 2011. - №3. - С. 197-207.; Радзинский В.Е. Акушерская агрессия. - М.: Изд-во журнала Status Praesens, 2011.].

По данным мировой статистики, преэклампсия осложняет 2-8% всех беременностей и является одной из ведущих причин материнской и перинатальной заболеваемости и смертности. Как отмечается в Бюллетене ВОЗ, проблема пре-эклампсии является одинаково актуальной как для развитых, так и для развивающихся стран [Shamshirsaz А.А., Paidas М., Krikun G.. Pre-eclampsia, Hypoxia, Thrombosis, and Inflammation. // J Pregnancy. - 2012.; Eiland E., Nzerue C., Faulkner M. Preeclampsia // J Pregnancy. - 2012. - P. 586-578.; Ghulmiyah L., Sibai B. Maternal mortality from preeclampsia/eclampsia. // Semin Perinatol. - 2012. - 36: 1. - P. 56-59.; Hutcheon J.A., Lisonkova S., Joseph K.S. Epidemiology of pre-eclampsia and the other hypertensive disorders of pregnancy. // Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol. - 2011. - 25: 4. - P. 391-403.; World Health Organization. WHO Recommendations for Prevention and Treatment of Pre-eclampsia and Eclampsia. - Geneva, 2011. - P. 38.]. Преэклампсия, по данным отечественных авторов [Макаров О.В., Ткачева О.Н., Волкова Е.В. Преэклампсия и Хроническая артериальная гипертензия. Клинические аспекты. - М: ГЭОТАР-Медиа. - 2010. - С. 136.], наблюдается в 5-30% от общего числа родов. Частота встречаемости данной патологии не имеет тенденции к снижению.

Кроме того, является причиной тяжелой заболеваемости, инвалидизации матерей и их детей. Вместе с тем, при надлежащем междисциплинарном менеджменте большинство случаев неблагоприятных исходов являются предотвратимыми [Ghulmiyyah L., Sibai В., Maternal mortality from preeclampsia/eclampsia // Seminars in Perinatology. - 2012. - vol. 36, №1. - P. 56-59.; Say L., Chou D., Gemmill A., et al. Global causes of maternal death: a WHO systematic analysis. // Lancet Glob Health. - 2014. - 2(6). - P. 323-333.; Материнская смертность в Российской Федерации в 2014 г. Методическое письмо МЗ РФ от 09.10.2015. - 72 с; Young В., Hacker M.R., Rana S. Physicians' knowledge of future vascular disease in women with preeclampsia // Hypertens Pregnancy. - 2012. - 31(1). - P. 50-58.].

Проблема преэклампсии остается одной из актуальных в современном акушерстве ввиду широкой распространенности, сложности этиопатогенеза, отсутствия ранних и достоверных прогностических и диагностических критериев, действенных мер профилактики и лечения, высокого показателя материнской и перинатальной заболеваемости и смертности, больших экономических затрат на проведение интенсивной терапии и реанимации пациенток. При этом наблюдается увеличение доли малосимптомных и атипических форм течения заболевания. Бережное и своевременное родоразрешение, что является правильной тактикой при тяжелых и атипических формах преэклампсии, не исключает дальнейшее прогрессирование изменений в органах и системах в послеродовом периоде, формирование экстрагенитальной патологии [Бицадзе В.О., Макацария А.Д., Хизроева Д.Х., Макацария Н.А. Тромбофилия как важнейшее звено патогенеза осложнений беременности. // Практическая медицина. - 2012. - 5 (60). - С. 22-29.; Савельева Г.М., Шалина Р.И., Курцер М.А., и соавт. Эклампсия в современном акушерстве. // Акушерство и гинекология. - 2010. - 6. - С. 56-59.; Ghulmiyyah L., Sibai В. Maternal mortality from preeclampsia/eclampsia. // Semin Perinatol. - 2012. - 36(1). - P. 56-59.; English F.A., Kenny L.C., McCarthy F.P. Risk factors and effective management of preeclampsia. // Integr Blood Press Control. - 2015. - 3 (8). - P. 7-12.; Poon L.C., Nicolaides K.H. Early prediction of preeclampsia. // Obstet Gynecol Int. - 2014. - 2014. - P. 297-397.].

He вызывает сомнения, что наиболее действенный путь снижения частоты преэклампсии лежит в выявлении факторов риска развития данной патологии, в разработке эффективных программ прогнозирования и профилактики, причем приоритет должен отдаваться определению развития данного осложнения в I триместре беременности. Наличие в арсенале обследования беременной на ранних сроках гестации метода прогноза преэклампсии позволит своевременно оказать адекватную терапию с привлечением высококвалифицированных специалистов в случае развития преэклампсии. Правильно подобранное лечение позволяет избежать развития такого грозного осложнения, как эклампсии. В связи с этим отечественными и зарубежными учеными ведется активный поиск адекватных и доступных в рутинной акушерской практике алгоритмов и программ по прогнозированию преэклампсии, что позволит проводить своевременную профилактику развития данной патологии.

Следует отметить, что в настоящее время отсутствует компьютерная программа прогнозирования преэклампсии у женщин разных соматотипов, обладающая высокой информативностью. Учитывая все вышеизложенное, предлагаемое изобретение является актуальным.

Известен способ прогнозирования преэклампсии у беременных с плацентарной недостаточностью. Сущность изобретения заключается в том, что беременным женщинам с плацентарной недостаточностью осуществляют определение содержания ангиогенных факторов sFlt-1 и PIGF в крови, далее рассчитывают ангиогенный коэффициент Ка по формуле: Ka=sFlt-1/(PIGF×10), и в том случае, если Ка составляет 250 или более, у беременной с ПН прогнозируют развитие преэклампсии. [Способ прогнозирования преэклампсии у беременных с плацентарной недостаточностью. 2015. Макаров О.В., Волкова Е.В., Копылова Ю.В., Лысюк Е.Ю., Кибардин А.В.].

Недостатки данного способа: способ применим только к беременным женщинам с плацентарной недостаточностью, в работе не учитывались антропометрические данные женщин, низкая точность исследования и отсутствие четких пределов для оценки прогноза развития преэклампсии.

Известен способ прогнозирования гестозов (согласно современной международной классификации болезней МКБ-10 - называется преэклампсия) у беременных. Сущность изобретения заключается в том, что определяют концентрации плацентарной щелочной фосфатазы и лактоферрина в суточной моче беременных на 20-22 неделе беременности и повторно через 2 недели и по суммам концентраций плацентарной щелочной фосфатазы и концентраций лактоферрина выше 16,0 нг/мл прогнозируют развитие гестоза. [Способ прогнозирования гестозов у беременных. 2015. Николаев А.А., Сухарев А.Е., Ахушкова Л.М., Булах Н.А., и др.].

Недостатки данного способа: недостаточно точный, исследование необходимо произвести на 20-22 неделе беременности, тогда как гестоз (преэклампсия) может возникнуть уже в 20 недель гестации, в связи с чем клиницист не сможет своевременно проводить профилактические мероприятия, низкая точность исследования, в работе не учитывались антропометрические данные женщины.

Наиболее близким к заявленному изобретению является «Способ прогнозирования преэклампсии», описанный в работе Wang Y., Zhao S., Loyd S., Groome L.J. «Повышенная мочевая экскреция нефрина, подокаликсина и βig-h3 у женщин с преэклампсией» [Wang Y., Zhao S., Loyd S., Groome L.J. Increased urinary excretion of nephrin, podocalyxin, and βig-h3 in women with preeclampsia. // Am J Physiol Renal Physiol. - 2012. - 302(9). - P. 1084-1089.]. В предложенном способе авторы показывают, что у беременных женщин с преэклампсией происходит значительное повышение мочевой экскреции нефрина, подокаликсина и βig-h3, по сравнению с женщинами с нормальным течением беременности. Нефрин, подокаликсин и βig-h3авторы описывают как маркеры поражения почек у женщин при преэклампсии.

Недостатки известного способа: авторы не учитывают антропометрические данные, соматотип женщины, низкая точность исследования и отсутствие четких пределов для оценки прогноза развития преэклампсии, не производили расчет индивидуального прогноза развития преэклампсии у женщин.

В последние годы накоплен большой материал, свидетельствующий о конституционально-генетической предрасположенности человека к некоторым заболеваниям, о специфике клинической картины в зависимости от типа индивидуальной конституции человека, о различиях в протекании адаптационного процесса при смене климатического и географического региона у лиц с различными соматотипами [Николаев В.Г. Использование антропологического подхода в клинической медицине / В.Г. Николаев, А.И. Кобежиков, Н.Г. Кобилева // Актуальные проблемы морфологии: сб. науч. труд. - Красноярск: Изд-во КрасГМА, 2008. - С. 93-95; Сергеев B.C. Конституциональные соматотипы: диагностические и лечебно-профилактические аспекты / В.Н. Сергеев, И.А. Курникова, В.И. Михайлов и др. // Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии. - 2014. - №5. - С. 75-105.]. Современный конституциональный подход в медицине позволяет повысить качество диагностики с учетом наследственно-генеалогического фона и онтогенетической динамики развития, повысить эффективность первичной и вторичной профилактики заболеваний и обеспечить качественный медицинский прогноз [Николаев В.Г. Методические подходы в современной клинической антропологии // Biomedical and Biosocial Anthropology. - 2007. - №9. - С. 1-9.].

В изученной научно-медицинской и патентной литературе не обнаружено способа индивидуального прогнозирования риска развития преэклампсии у женщин разных соматотипов, следовательно, предложенный способ отвечает критерию новизна.

Целью изобретения является разработка способа прогнозирования риска развития преэклампсии у женщин разных соматотипов.

Поставленная цель достигается тем, что в предложенном способе проводят экспресс-диагностику соматотипа женщин с оценкой индекса массы тела.

Проводят соматометрию и соматотипирование по Р.Н. Дорохову у женщин в ранние сроки беременности (в сроке до 9-10 недель гестации) [Дорохов Р.Н. Опыт использования оригинальной метрической схемы соматотипирования в спортивно-морфологических исследованиях. // Теор. и практ. физ. культ. - 1991. - №1. - С. 14-20.; Петрухин В.Г. Спортивная морфология, как прикладная наука. / В.Г. Петрухин, Р.Н. Дорохов - М.: СпортАкадемПресс. - 2001. - 163 с]. Преимуществами этой методики перед другими является то, что она исключает использование описательных признаков и индексов, набор измерительных показателей не превышает 15. В основе этой методики соматотипирования - концепция о статистически независимом трехуровневом варьировании морфометрических показателей (оценка габаритного, компонентного и пропорционального уровней варьирования), а соматотип понимается как эквивалент термина «конституция».

Определение соматотипа проводят в следующей последовательности.

Проводят антропометрические измерения по общепринятым правилам и методике. Длина тела измеряется медицинским ростомером (с точностью до 0,5 см), масса тела - на медицинских весах (с точностью до 100 г), продольные размеры тела - антропометром (с точностью до 1 мм), обхватные размеры тела - сантиметровой лентой (с точностью до 0,5 см). Толщина кожно-жировых складок (КЖС) определяется калипером со специально оттарированной пружиной, которая производит давление на складку 10 г на 1 кв. мм [Брожек И. Определение компонентов человеческого тела // Вопр. антропологии. - 1960. - Вып. 5. - С. 31-57.].

При определении соматотипа используют следующие антропометрические показатели: 1) масса тела, кг; 2) длина тела, см; 3) толщина КЖС на плече спереди, мм; 4) толщина КЖС на плече сзади, мм; 5) толщина КЖС на предплечье, мм; 6) толщина КЖС на спине, мм; 7) толщина КЖС на животе, мм; 8) толщина КЖС на бедре, мм; 9) толщина КЖС на голени, мм; 10) обхват плеча, см; 11) обхват предплечья, см; 12) обхват бедра, см; 13) обхват голени, см.

Рассчитывают абсолютное и относительное содержание основных компонентов тела (жировой и мышечной ткани) по следующим формулам J. Mateigka [Клиорин А.И. Биологические проблемы учения о конституциях человека. / А.И. Клиорин, В.П. Чтецов - Л.: Наука. - 1979. - 164 с.; Matiegka J. The testing of physical efficiency // Amer. J. Phys. Anthropol. - 1921. - Vol. 4, №3. - P. 125-134.]:

а) Мышечную массу определяют по формуле:

где М - абсолютная мышечная масса (в кг); L - длина тела (в см); r - среднее значение радиусов плеча, бедра в местах наибольшего развития мышц, без подкожного жира и кожи на этих частях тела; k - константа, равная 6,5.

б) Жировой компонент массы тела определяют по формуле:

где D - общее количество жира (в кг); k - константа, равная 1,3; d - средняя толщина подкожного жира вместе с кожей (в мм); s - поверхность тела (в м2).

Поверхность тела определяют по формуле В.A. Issakson (1958) [Issakson B.А. A simple formula for the arithmetry of the human body surface area / B.A. Issakson // Scand. J. Clin. Lab. Invest. - 1958. - Vol. 10. - P. 283-289.]:

где S - поверхность тела (в м2); W - вес тела (в кг); L - длина тела (в см); Δ L

- отклонение роста тела испытуемого от 160 см с указанием знака плюс (+) или минус (-).

в) абсолютное содержание костной ткани (в кг) определяют по формуле:

где К - абсолютное содержание костной ткани (в кг); L - длина тела (в см); О - квадрат средней величины поперечных диаметров дистальных частей плеча, предплечья, бедра и голени (в см); k - константа, равная 1,2.

Относительное содержание основных компонентов тела определяется по формуле:

Рассчитывают индекс массы тела обследованных женщин с помощью формулы:

где I - индекс массы тела (в кг/м2), m - масса тела (в кг), h - рост (в м).

Рассчитывают соматический тип по габаритному варьированию по Р.Н. Дорохову (1991, 1994).

Оценка габаритного уровня варьирования (ГУВ) производится по длине и массе тела, которые переводятся раздельно в условные единицы, используя специальные таблицы [Дорохов Р.Н. Опыт использования оригинальной метрической схемы соматотипирования в спортивно-морфологических исследованиях. // Теор. и практ. физ. культ. - 1991. - №1. - С. 14-20.; Дорохов Р.Н. Компьютерное соматотипирование. / Р.Н. Дорохов, В.А. Левченков - Смоленск, 1993. - 36 с].

Сначала получают условные единицы длины и массы тела по следующим формулам:

где усл. ед. - условные единицы длины тела, - длина тела обследованных женщин (в см), С и D - коэффициенты, рассчитанные для длины тела, взятые из специальных таблиц [Дорохов Р.Н., 1991, 1993];

где усл. ед. m - условные единицы массы тела, m - масса тела обследованных женщин (в кг), С и D - коэффициенты, рассчитанные для массы тела, взятые из специальных таблиц [Дорохов Р.Н., 1991, 1993];

На основе полученных условных единиц длины и массы тела вычисляют баллы соматотипов:

которые заносят в треугольник соматотипирования и определяют соматический тип по габаритному варьированию (фиг. 1).

Целесообразно выделять пять основных и два переходных соматических типа, рассматривая их не как дискретные соматические типы, а как фрагменты непрерывного ряда варьирования.

На фиг. 1 показаны следующие основные соматические типы: наносомный (НаС), микросомный (МиС), мезосомный (МеС), макросомный (МаС) и мегалосомный (МегС), а также переходные соматические типы - микромезосомный (МиМеС) и макромезосомный (МаМеС).

Определяют уровень экскреции с мочой белков-маркеров повреждения подоцитов: нефрина, подокаликсина, и фактора роста эндотелия сосудов (vascular endothelial growth factor (VEGF)). В последних исследованиях высказывается предположение о том, что нефрин и подокаликсин в моче являются маркерами повреждения подоцитов при преэклампсии [Wang Y., Zhao S., Loyd S., Groome L.J. Increased urinary excretion of nephrin, podocalyxin, and βig-h3 in women with preeclampsia. // Am J Physiol Renal Physiol. - 2012. - 302(9). - P. 1084-1089.]. Для исследования производят сбор мочи утром в специальную вакуумную пробирку Vacutainer для мочи без стабилизатора. Маркеры преэклампсии в моче: нефрин, подокаликсн и VEGF определяют спектрофотометрически общеизвестными методами ELISA.

Определяют в сыворотке крови проангиогенные факторы: фактор роста эндотелия сосудов (vascular endothelial growth factor (VEGF)), фактор роста плаценты (placental growth factor (PIGF)), и антиангиогенный фактор: растворимая fms-подобная тирозинкиназа-1 (soluble fins-like tyrozine kinase (sFlt-1)). В последних исследованиях высказывается предположение о том, что в развитие преэклампсии вносит вклад избыток циркулирующей плацентарной растворимой fms -подобной тирозинкиназы sFlt-1 (soluble fins-like tyrozine kinase). Этот антиангиогенный протеин связывает проангиогенные белки, фактор роста сосудистого эндотелия VEGF (vascular endothelial growth factor) и плацентарный фактор роста PIGF (placental growth factor), которые ответственны за успешную имплантацию и плацентацию. По названной причине проангиогенные протеины не могут связаться с рецепторами эндотелиальных клеток, что вызывает эндотелиальную плацентарную дисфункцию путем влияния на ремоделирование маточных спиральных артерий, которое необходимо для нормальной плацентации и вынашивания беременности. Аналогичным образом системная эндотелиальная дисфункция может обусловить генерализованные проявления, включающие гипертензию, протеинурию, эклампсию и патологию печени. [Varughese В, Bhatla N, Kumar R, Dwivedi SN, Dhingra R. Circulating angiogenic factors in pregnancies complicated by preeclampsia. // NMJI. - 2010. - 23. - P. 77-81.; Levine RJ, et al: Circulating, angiogenic factors and the. risk of preeclampsia. // N Engl. J Med. - 2004. - 350. - P. 672-683.]. Для исследования производят забор крови утром натощак в специальную пробирку Vacutainer с активатором свертывания и разделительным гелем. После взятия крови, период инкубации 30 минут при комнатной температуре (+20…+25°С). Затем отцентрифугировать при 3000 об/мин в течение 10 минут. Маркеры преэклампсии в сыворотке крови: VEGF, PIGF и sFlt-1 определяют спектрофотометрически общеизвестными методами ELISA.

Полученные данные обследованных женщин заносят в статистическую программу SPSS. С помощью корреляционно-регрессионного анализа выявлена статистически значимая связь преэклампсии с жировой массой (r=0,77; р<0,05), соматотипом женщин (r=0,81; р<0,05), с наличием в анамнезе преэклампсии (r=0,65; р<0,05), VEGF в сыворотке крови (r=0,64; р<0,05), P1GF в сыворотке крови (r=0,72; р<0,05), sFlt-1 в сыворотке крови (r=0,69; р<0,05), нефрином в моче (r=0,76; р<0,05), подокаликсином в моче (r=0,73; р<0,05), VEGF в моче (r=0,65; р<0,05) в сроке гестации 12-13 недель. Учитывая наличие связи между вышеперечисленными показателями (признаками), в ходе множественного регрессионного анализа получают уравнение регрессии (формулу) для прогностических моделей, с помощью которого прогнозируют развитие преэклампсии у женщин разных соматотипов:

ПЭ=-90,22-(7,74×А)+(0,09×В)-(1,19×С)-(0,195×D)+(0,043×Е)+(0,134×F)+(0,62×G)+(0,29×Н)+(0,56×I),

где ПЭ - преэклампсия (в %),

А - соматотип женщины (баллы соматотипирования),

В - жировая масса женщины (в кг),

С - наличие в анамнезе преэклампсии (1 - имелось, 0 - не было),

Д - VEGF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл),

Е - P1GF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл),

F - sFlt-1 в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл),

G - нефрин в моче в сроке гестации 12-13 недель (в нг/мл),

Н - подокаликсин в моче в сроке гестации 12-13 недель (в нг/мл),

I - VEGF в моче в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл).

В связи с отсутствием достоверной связи между мышечной, костной массой и преэклампсией, указанные компоненты массы тела не учитывались при получении уравнения регрессии (формулы). В полученную формулу подставляют данные обследуемой женщины и по полученному результату судят о вероятности развития преэклампсии у конкретной обследуемой.

Статистические методы исследования

Статистическая обработка данных представленного нами исследования проведена с применением пакета прикладных программ STATGRAPHICS Plus 5,0 for Windows и SPSS 15,0 for Windows. Применялись стандартные статистические методы [Гублер Е.В. Вычислительные методы анализа и распознавания патологических процессов. - Л.: Медицина. - 1978. - 294 с], включающие вычисление средних арифметических, стандартных отклонений, стандартных ошибок среднего, множественный регрессионный анализ. Достоверность различий в группах оценивалась с помощью параметрических методов (t-критерий Стьюдента), для относительных величин применялся χ2-критерий Пирсона. Различия при уровне значимости р<0,05 расценивались как достоверные.

Полученные результаты

Характеристика групп исследования

Проведено обследование 390 женщин. Из обследованных женщин ПО человек были макросоматического типа телосложения, 173 - мезосоматического, а 107 - микросоматического типа. Из них 233 (59,7%) женщины были первородящими, а 157 (40,3%) - повторнородящими. Возраст обследованных женщин колебался от 18 до 38 лет (средний возраст составил 27,5±2,8 лет).

Критерием включения женщин в исследование явилось отсутствие в анамнезе тяжелой соматической патологии, срок беременности до 9-10 недель на момент включения в исследование.

Примечание: * - различия между МаС и МеС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05); # - различия между МаС и МиС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05).

Нами выявлено, что преэклампсия (табл. 1) достоверно чаще встречалась у представительниц макросоматического типа телосложения, по сравнению с женщинами с мезо- и микросоматотипами (р<0,05). Эклампсия в данном исследовании не встречалась.

В таблице 2 представлены антропометрические показатели в обследованных группах.

примечание: * - различия между МаС и МеС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05); ** - различия между МаС и МиС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05).

В таблице 3 и 4 представлены маркеры преэклампсиии в сыворотке крови и моче в сроке гестации 12-13 недель и 28 недель.

Примечание: * - различия между МаС и МеС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05); ** - различия между МаС и МиС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05); # - различия между показателями в сроке гестации 12-13 недель и сроке 28 недель (р<0,05).

Примечание: * - различия между МаС и МеС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05); ** - различия между МаС и МиС типами телосложения статистически достоверны (р<0,05); # - различия между показателями в сроке гестации 12-13 недель и сроке 28 недель (р<0,05).

Как видно (см. табл. 3), значения VEGF и P1GF в сыворотке крови достоверно выше у представительниц мезо- и микросоматотипов, по сравнению с макросоматотипами (р<0,05), тогда как значения sFlt-1 достоверно ниже у представительниц мезо- и микросоматотипов, по сравнению с макросоматотипами (р<0,05). Следует отметить, что значения VEGF и P1GF в сыворотке крови достоверно уменьшились в сроке гестации 28 недель, по сравнению со сроком 12-13 недель беременности (р<0,05), тогда как значения sFlt-1 достоверно увеличились (р<0,05).

Как видно (см. табл. 4), значения нефрина, подокаликсина и VEGF в моче достоверно выше у представительниц макросоматотипов, по сравнению с мезо- и микросоматотипами (р<0,05). Следует отметить, что значения нефрина, подокаликсина и VEGF в моче достоверно увеличились в сроке гестации 28 недель, по сравнению со сроком 12-13 недель беременности (р<0,05).

Пример конкретного выполнения способа:

Пример 1. Женщине Р., 25 лет, в сроке беременности 6-7 недель была проведена экспресс-диагностика соматотипа человека по Р.Н. Дорохову с оценкой индекса массы тела.

Антропометрические измерения по общепринятым правилам и методике дали следующие результаты: 1. масса тела - 110 кг; 2. длина тела - 170 см; 3. индекс массы тела (ИМТ) - 38,1 кг/м2; 4. площадь поверхности тела - 2,19 м2; 5. толщина КЖС на плече спереди - 30 мм; 6. толщина КЖС на плече сзади - 34 мм; 7. толщина КЖС на предплечье - 29 мм; 8. толщина КЖС на спине - 35 мм; 9. толщина КЖС на животе - 32 мм; 10. толщина КЖС на бедре - 30 мм; 11. толщина КЖС на голени - 22 мм; 12. жировая ткань - 37,8 кг; 13. жировая ткань - 34,3%; 14. обхват плеча - 35,5 см; 15. обхват предплечья - 30,7 см; 16. обхват бедра - 67 см; 17. обхват голени - 45 см.

Полученные условные единицы длины и массы тела были занесены в треугольник соматотипирования и был определен соматический тип по габаритному варьированию. У обследованной Р. оказался макросоматический тип (0,72 балла). В анамнезе у женщины была преэклампсия умеренной степени. В сыворотке крови на сроке гестации 12 недель VEGF составил 16,04 пг/мл, PIGF - 168,49 пг/мл, sFlt-1 - 1040,3 пг/мл, в моче в том же сроке беременности нефрин составил 11,95 нг/мл, подокаликсин - 25,46 нг/мл, VEGF - 34,86 пг/мл.

Прогноз развития ПЭ по полученной формуле составил 84,3%.

Ретроспективно было установлено, что у женщины при данной беременности развилась преэклампсия умеренной степени, т.е. фактические данные соответствовали прогнозу по заявляемому способу.

Пример 2. Женщине Н., 28 лет, в сроке беременности 7 недель была проведена экспресс-диагностика соматотипа человека по Р.Н. Дорохову с оценкой индекса массы тела.

Антропометрические измерения по общепринятым правилам и методике дали следующие результаты: 1. масса тела - 58 кг; 2. длина тела - 168 см; 3. индекс массы тела (ИМТ) - 20,6 кг/м2; 4. площадь поверхности тела - 1,66 м2; 5. толщина КЖС на плече спереди - 15 мм; 6. толщина КЖС на плече сзади - 16 мм; 7. толщина КЖС на предплечье - 11 мм; 8. толщина КЖС на спине - 17 мм; 9. толщина КЖС на животе - 21 мм; 10. толщина КЖС на бедре - 33 мм; 11. толщина КЖС на голени - 26 мм; 12. жировая ткань - 18,7 кг; 13. жировая ткань - 32,3%; 14. обхват плеча - 28,5 см; 15. обхват предплечья - 24 см; 16. обхват бедра - 58 см; 17. обхват голени - 40 см.

Полученные условные единицы длины и массы тела были занесены в треугольник соматотипирования и был определен соматический тип по габаритному варьированию. У обследованной Н. оказался мезосоматический тип (0,49 баллов). В анамнезе у женщины не было преэклампсии. В сыворотке крови на сроке гестации 12 недель VEGF составил 30,05 пг/мл, P1GF - 375,79 пг/мл, sFlt-1 - 523,6 пг/мл, в моче в том же сроке беременности нефрин составил 0,97 нг/мл, подокаликсин - 6,28 нг/мл, VEGF - 15,3 пг/мл.

Прогноз развития ПЭ по полученной формуле составил 0,01%.

Ретроспективно было установлено, что у женщины не наблюдалось преэклампсии при данной беременности, т.е. фактические данные соответствовали прогнозу по заявляемому способу.

Таким образом, проведение расчетов по представленной выше формуле, которое можно производить с помощью калькулятора или программы Microsoft Excel, позволяет с достаточно высокой точностью предсказать прогноз возникновения преэклампсии, а также позволяет формировать среди пациентов группы высокого риска по развитию данного заболевания уже в первом триместре беременности при постановке беременной на учет в женской консультации, задолго до развития заболевания, что будет способствовать более эффективной реализации лечебно-профилактических мероприятий по предупреждению развития преэклампсии. Способ по сравнению с известными имеет преимущество, заключающееся в том, что позволяет выявить патологию в ранние сроки гестации с целью своевременного лечения, обладает высокой точностью, позволяет рассчитать индивидуальный прогноз развития заболевания.

Способ прогнозирования риска развития преэклампсии у женщин разных соматотипов, включающий определение экскреции с мочой нефрина и подокаликсина, отличающийся тем, что у обследуемой женщины в сроке беременности до 9-10 недель производят антропометрические измерения, в качестве антропометрических показателей измеряют жировую массу тела по формуле J.Mateigka, определяют соматотип по методу Р.Н.Дорохова, выясняют наличие в анамнезе преэклампсии, определяют в сроке гестации 12-13 недель в сыворотке крови VEGF, PlGF и sFlt-1, в моче VEGF, полученные данные заносят в формулу

ПЭ=-90,22-(7,74хА)+(0,09хВ)-(1,19хС)-(0,195хD)+(0,043хЕ)+(0,134хF)+(0,62хG)+(0,29хН)+(0,56хI),

где ПЭ - преэклампсия (в %),

А - соматотип женщины (баллы соматотипирования),

В - жировая масса женщины (в кг),

С - наличие в анамнезе преэклампсии: 1 - имелось, 0 - не было,

Д - VEGF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл),

Е - PlGF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл),

F - sFlt-1 в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл),

G - нефрин в моче в сроке гестации 12-13 недель (в нг/мл),

Н - подокаликсин в моче в сроке гестации 12-13 недель (в нг/мл),

I - VEGF в моче в сроке гестации 12-13 недель (в пг/мл).



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к медицине, а именно к онкологии и гинекологии, и может быть использовано для диагностики рака вульвы у женщин. Оценивают микроциркуляцию кровотока кожи вульвы методом лазерной допплеровской флоуметрии.

Изобретение относится к области измерительной техники и может быть использовано для измерения температуры в магниторезонансной среде. Зонд 130 для измерения температуры для использования в магниторезонансной среде содержит удлиненную подложку 202, по меньшей мере одну электропроводящую трассу 200, 200a, 200b, 200a', 200b' с высоким сопротивлением, напечатанную по меньшей мере на одном термисторе 204, который расположен на подложке и электрически соединен с трассой.

Группа изобретений относится к медицинской технике, а именно к средствам наблюдения за состоянием пациента. Монитор пациента для наблюдения за состоянием пациента, содержащий интерфейс датчиков, выполненный с возможностью приема сигналов датчика, полученных одним или более датчиками, для измерения параметра пациента, интерфейс связи, выполненный с возможностью передачи информации центральной системе администрирования и приема информации от центральной системы администрирования и/или других мониторов пациента посредством сети, причем интерфейс связи выполнен с возможностью передачи относящихся к пациенту данных, полученных во время отсутствия соединения указанного монитора пациента с указанной центральной системой администрирования, указанной центральной системе администрирования после соединения монитора пациента с указанной центральной системой администрирования, пользовательский интерфейс, выполненный с возможностью приема вводимых пользователем данных и вывода одного или более из принятых сигналов датчика, информации, принятой от указанной центральной системы администрирования и/или других мониторов пациента, и относящихся к пациенту данных, выведенных из сигналов датчика, принятой информации и/или вводимых пользователем данных, блок идентификации пациента, выполненный с возможностью идентификации пациента, за которым необходимо установить наблюдение, процессор, выполненный с возможностью обработки сигналов датчика, принятой информации и/или вводимых пользователем данных для получения относящихся к пациенту данных, причем процессор выполнен с возможностью синхронизации и обновления своих относящихся к пациенту данных после приема контекстных сведений о пациенте, и управляющее устройство, выполненное с возможностью управления интерфейсом связи для извлечения контекстных сведений о пациенте, включая относящуюся к пациенту информацию, которые после идентификации пациента блоком идентификации пациента доступны в указанной центральной системе администрирования и других мониторах пациента, из указанной центральной системы администрирования и других мониторов пациента, и с возможностью управления процессором для учета извлеченных контекстных сведений о пациенте и контекстных сведений о пациенте, выведенных из самого монитора пациента, при обработке для получения относящихся к пациенту данных, причем контекстные сведения о пациенте содержат одно или более из следующего: жизненно важные показатели, хронология жизненно важных показателей, предупреждающие сигналы, хронология предупреждающих сигналов, оценки, уведомления, хронология уведомлений, консультации, хронология консультаций, предписания, хронология предписаний, рабочие элементы, хронология рабочих элементов, отчеты о состоянии, изменения атрибута пациента, протоколы, информация о выборе протоколов, жизненно важные тенденции, предупреждающий сигнал, запросы данных датчика, управляющие данные для управления устройствами, относящимися к пациенту, схемы оценки выбранных параметров введения препаратов, состояние протокола оценки.

Настоящее изобретение относится к медицинской технике, а более точно - к устройству для определения диализных свойств биосовместимых мембран. Аналитическая ячейка для определения диализных свойств гемосовместимой мембраны содержит основание, в котором выполнена полость, имеющая продольную ось, перпендикулярную основанию, и два канала для подвода исследуемой жидкости в полость и отвода исследуемой жидкости из полости, перегородку, установленную в указанной полости, закрепленную на основании и предназначенную для направления потока исследуемой жидкости в полости.

Изобретение относится к медицинской технике. Многофункциональное аппаратно-программное устройство автоматизированной оценки психоэмоционального состояния человека содержит блок управления аппаратно-программным устройством (1), фиксирующую платформу первого устройства съема информации (2), панель ответа второго устройства съема информации (3), отдельный третий датчик регистрации двигательной активности (4), цифровую видеокамеру с функцией аудиозаписи (5), зафиксированную на штативе (6), наушники обследуемого лица (7), наушники оператора (11), портативный монитор обследуемого лица (12), персональный компьютер оператора (8).

Настоящее изобретение относится к медицинской технике. Сайзер створок сердечного клапана для определения размера клапанной створки, соответствующего размеру сердечного клапана, включает переднюю поверхность, выполненную в форме дугообразной поверхности для обеспечения прилегания к органу; заднюю поверхность, расположенную на стороне, противоположной передней поверхности; и участок захвата, выступающий от задней поверхности и захватываемый с помощью хирургического инструмента.

Изобретение относится к области термометрии и может быть использовано для определения температуры тела пациента. Предложена система мониторинга температуры ядра тела, содержащая первый термометр для измерения температуры ядра тела и второй термометр, который содержит датчик теплового потока.

Изобретение относится к медицине, а именно к онкостоматологии и лабораторной диагностике, и может быть использовано для прогнозирования неблагоприятного течения новообразований слизистой оболочки полости рта (СОПР).

Группа изобретений относится к медицине. Способ интерпретации электрокардиограммы (ЭКГ) осуществляют с помощью системы для интерпретации ЭКГ.

Способ для управления устройствами посредством обработки электрических сигналов, возникающих в мышцах человека, относится к медицине. При этом сенсор электромиограммы регистрирует электрический сигнал, возникающий в мышце пользователя при ее напряжении.

Изобретение относится к медицине, педиатрии, коррекционной педагогике, может быть использовано для оценки сенсорных функций у детей первого года жизни. Оценивают состояние сенсорных функций (зрительной, слуховой, вестибулярной) как хорошее, удовлетворительное и неудовлетворительное по показателям времени (с помощью секундомера) зрительного и слухового сосредоточения, зрительного слежения, зрительно-моторной координации, слуховой ориентировочной реакции, вестибулярной устойчивости в соответствии с таблицами 1-4, приведенными в описании, для детей различных месяцев первого года жизни. Способ прост, исключает субъективизм при исследовании, обеспечивает возможность достаточно точной скрининговой оценки состояния упомянутых функций. 4 табл., 4 пр.

Группа изобретений относится к медицинской технике. Сейсмокардиоблок содержит корпус с размещенными в нем трехосным блоком микромеханических акселерометров, трехосным блоком микромеханических гироскопов и схемой обработки и передачи данных. Схема обработки и передачи данных содержит вторичный источник питания со стабилизатором напряжения, блок буферных повторителей на основе малошумящих операционных усилителей, цифровой микроконтроллер (МК) со встроенными аналого-цифровым преобразователем (АЦП), интерфейсами и технологическим разъемом для программирования МК, а также микросхему - преобразователь выходного интерфейса с основным разъемом сейсмокардиоблока. Три выхода, соответствующие осям трехосного блока микромеханических акселерометров, через операционные усилители подключены к входам АЦП, три выхода, соответствующие осям трехосного блока микромеханических гироскопов, подключены к другим входам МК, выход вторичного источника питания подключен к входам соответствующих операционных усилителей, входу трехосного блока микромеханических акселерометров, входу МК и входу преобразователя выходного интерфейса. Выход стабилизатора напряжения подключен к входу трехосного блока микромеханических гироскопов и входу МК. МК выполнен с возможностью цифроаналогового преобразования полученных сигналов, их фильтрации и вычисления модуля вектора собственного ускорения сердца и углов его ориентации в приборной системе координат для последующего контроля состояния человека. Раскрыт способ измерения вектора собственного ускорения сердца. Технический результат состоит в повышении достоверности диагностики за счет снижения погрешности измерения, определения ориентации вектора ускорения сердцебиения относительно тела человека. 2 н.п. ф-лы, 4 ил.

Изобретение относится к медицинской диагностике и может быть использовано для установления изменений и особенностей легколетучих метаболитов, выделяемых кожей и детектируемых набором химических газовых сенсоров. Способ характеризуется тем, что применяется анализатор газов «электронный нос» с набором из четырех сенсоров на основе пьезокварцевых резонаторов (ПКР) объемных акустических волн с базовой частотой колебания 10,0 МГц, на электроды которых наносят сорбенты из ацетоновых суспензий многослойных углеродных нанотрубок, фторида калия, нитрата цирконила, гидроксиапатита, для чего обезжиренные пьезокварцевые резонаторы опускают в ацетоновые суспензии и выдерживают в течение 5 с, удаляют свободный растворитель в течение 10 мин при температуре 100°C, помещают резонаторы с сорбентами в гнезда прибора, надевают цилиндрическую крышку с открытым входом, выдерживают систему 5 мин для установления стабильности исходной частоты колебания каждого сенсора ), включают программу измерения продолжительностью 200 с и плотно прижимают к крышке внутреннюю сторону предплечья на 80 с, по истечении времени аккуратно убирают руку и продолжают фиксировать изменения сигналов всех сенсоров до установленного времени; в программе переводят сохраненные сигналы в «визуальные отпечатки» откликов сенсоров в дискретных моментах измерения и сравнивают их с данными из базы, соответствующими нормальному состоянию конкретного человека, отклонение этих массивов данных более чем на 35% по автоматической оценке в программе свидетельствует об изменении нормального метаболизма; принимают решение о критичности и причинах этих изменений по базе данных для типичных состояний. Предложенный способ позволяет получить диагностическую информацию по запаху кожи при неявных изменениях путем измерения состава смеси легколетучих органических и неорганических соединений набором высокочувствительных химических газовых сенсоров с высокими экспрессностью, селективностью и минимальными экономическими затратами. 1 ил.

Изобретение относится к медицине, акушерству, гинекологии и может использоваться для прогнозирования риска развития преэклампсии. Проводят определение экскреции с мочой нефрина и подокаликсина. Также у обследуемой женщины в сроке беременности до 9-10 недель производят антропометрические измерения - жировую массу тела по формуле J.Mateigka, определяют соматотип по методу Р.Н.Дорохова, выясняют наличие в анамнезе преэклампсии, определяют в сроке гестации 12-13 недель в сыворотке крови VEGF, PlGF и sFlt-1, в моче VEGF. Полученные данные заносят в формулу: ПЭ-90,22-+--+++++, где ПЭ - преэклампсия, А - соматотип женщины, В - жировая масса женщины, С - наличие в анамнезе преэклампсии: 1 - имелось, 0 - не было, Д - VEGF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель, Е - PlGF в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель, F - sFlt-1 в сыворотке крови в сроке гестации 12-13 недель, G - нефрин в моче в сроке гестации 12-13 недель, Н - подокаликсин в моче в сроке гестации 12-13 недель, I - VEGF в моче в сроке гестации 12-13 недель. Способ позволяет выявить патологию в ранние сроки гестации для своевременного лечения и с высокой точностью рассчитать индивидуальный прогноз развития преэклампсии. 1 ил., 4 табл., 2 пр.

Наверх