Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов



Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов
G01N2800/20 - Исследование или анализ материалов путем определения их химических или физических свойств (разделение материалов вообще B01D,B01J,B03,B07; аппараты, полностью охватываемые каким-либо подклассом, см. в соответствующем подклассе, например B01L; измерение или испытание с помощью ферментов или микроорганизмов C12M,C12Q; исследование грунта основания на стройплощадке E02D 1/00;мониторинговые или диагностические устройства для оборудования для обработки выхлопных газов F01N 11/00; определение изменений влажности при компенсационных измерениях других переменных величин или для коррекции показаний приборов при изменении влажности, см. G01D или соответствующий подкласс, относящийся к измеряемой величине; испытание

Владельцы патента RU 2687274:

Государственное бюджетное учреждение Свердловской области "Уральский научно-исследовательский институт дерматовенерологии и иммунопатологии" (RU)

Изобретение относится к области медицины и представляет собой способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов, включающий проведение у больного конфокальной лазерной сканирующей микроскопии наиболее инфильтрированного участка кожи, выявление патоморфологических признаков и балльную оценку их степени выраженности, характеризующийся тем, что определяют F – суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков по формуле , где p1 – эпидермальная деструкция (от 0 до 3 баллов); р2 – микроабсцессы Потрие (от 0 до 1 балла); р3 – присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе (от 0 до 3 баллов); р4 – присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении (от 0 до 3 баллов); р5 – потеря контура сосочков (от 0 до 3 баллов); р6 – присутствие атипичных лимфоцитов в дерме (от 0 до 3 баллов); и при значении F<5,8 диагностируют хронический дерматоз, при значении 5,9≤F≤6,8 – диагноз не уточнен, а при значении F≥6,9 – грибовидный микоз. Изобретение обеспечивает повышение объективности и точности диагностирования грибовидного микоза у больного. 18 ил., 4 табл., 4 пр.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к дерматовенерологии, и может быть использовано для диагностики грибовидного микоза - наиболее часто встречаемой нозологической разновидности первичных кожных лимфом.

Грибовидный микоз (ГМ) - форма первичной эпидермотропной Т-клеточной лимфомы кожи, характеризующаяся пролиферацией малых и средних Т-лимфоцитов с наличием церебриформных ядер, сопровождающаяся этапностью клинических проявлений в виде пятен,

бляшек и опухолей. Согласно рекомендациям Международного общества по лимфомам кожи и Европейской организации по изучению и лечению рака (ISCL-EORTC) выделяют ранние (IA-IIA) и поздние (IIB-IV) стадии развития ГМ [1, 2, 3].

Актуальность рассмотрения проблемы диагностики ГМ в учреждениях кожно-венерологического профиля определяется еще и тем, что врач дерматовенеролог, как правило, является специалистом «первого контакта» при обращении больного с кожными проявлениями, поскольку ГМ на ранних стадиях заболевания может имитировать различные хронические воспалительные дерматозы. Наиболее сложными в дифференциально-диагностическом отношении являются бляшечный парапсориаз, атопический дерматит и хроническая экзема у лиц старших возрастных групп, поскольку клинические симптомы этих заболеваний во многом являются схожими и отличаются лишь степенью их выраженности [4, 5].

Своевременная диагностика ранних стадий ГМ имеет решающее значение при выборе оптимальной тактики лечения больного и определяет долгосрочный прогноз заболевания. «Золотым стандартом» диагностики ГМ являются патоморфологические и иммуногистохимические исследования биоптата кожи, однако ложноположительные, ложноотрицательные и неуточненные диагнозы не являются редкостью, поэтому для верификации диагноза требуются многократные инцизии и повторные лабораторные исследования, что удлиняет диагностический период до нескольких лет [6, 7, 8].

В отечественной литературе встречаются усовершенствованные методики, направленные на повышение точности диагностики ГМ, основанные на учете дополнительных объективных гистологических критериев, которые призваны помочь в диагностике ранних стадий заболевания.

Наиболее близким по существу к рассматриваемой проблеме является способ диагностики эритродермии, разработанный Сыдиковым А.А., Заславским Д.В., Чупровым И.Н. и соавторами, где проводится дифференциальная диагностика эритродермической формы ГМ от эритродермий при хронических дерматозах (псориаз, атопический дерматит) и эритродермий, вызванных лекарственными препаратами [9]. Указанный способ диагностики заключается в патоморфологическом исследовании и основан на оценке гистологической картины биоптата наиболее инфильтрированного участка кожи у больного. При обнаружении определенного набора патоморфологических признаков, характерных для эритродермической формы ГМ (наличие лимфоцитарных микроабсцессов, линейного расположения лимфоцитов в базальном слое эпидермиса, атипичных лимфоцитов в эпидермисе и дерме), устанавливался диагноз заболевания.

Недостатками данного способа, выбранного в качестве прототипа, являются:

- инвазивность гистологического исследования, заключающаяся в необходимости инцизии пораженного участка кожи;

- невозможность проведения биопсии кожи при отягощенном аллергологическом анамнезе у больного (аллергические реакции на местные анестезирующие средства - прокаин и лидокаин), при отсутствии информированного согласия больного на исследование, а также при локализациях кожного процесса в косметически значимых для больного зонах (лицо, волосистая часть головы, кисти и стопы);

длительность получения результатов патоморфологического исследования кожи больного для установления диагноза (минимальное время проведения исследования - 2 суток);

- способ применим для проведения дифференциальной диагностики только у больных с эритродермиями, тогда как эритродермическая форма ГМ встречается лишь у 1,2-10,3% больных ГМ [10, 11, 12];

- исследование основывается на диагностике ограниченного набора патоморфологических признаков в коже у больного, не учитывает наличие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении и потерю контура сосочков, которые являются наиболее ранними диагностическими критериями развития ГМ;

- данный способ визуально учитывает патоморфологические изменения в коже у больных без учета их степени выраженности.

Задачей изобретения является разработка способа предварительной дифференциальной диагностики ГМ и хронических дерматозов (парапсориаз, экзема и атопический дерматит) на основании оценки наиболее значимых патоморфологических признаков конфокальной лазерной сканирующей микроскопии (КЛСМ) кожи.

Технический результат, который будет достигнут от использования данного изобретения, заключается в повышении объективности и точности диагностирования ГМ от хронических дерматозов (парапсориаз, экзема и атопический дерматит).

Технический результат изобретения достигается тем, что способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов (парапсориаз, экзема и атопический дерматит) осуществляют путем проведения у больного конфокальной лазерной сканирующей микроскопии наиболее инфильтрированного участка кожи, выявления патоморфологических признаков: степени выраженности эпидермальной деструкции, наличия микроабсцессов Потрие, присутствия атипичных лимфоцитов в эпидермисе, в дермо-эпидермальном соединении и в дерме и потерю контура сосочков, затем осуществляют бальную оценку их степени выраженности, определяют суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков по формуле:

F=1,76p1+0,4р2+1,738р3+1,498р4+1,56р5+1,44р6

где: F - суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков;

p1 - эпидермальная деструкция (по 4-балльной шкале);

р2 - микроабсцессы Потрие (оценивается по 2-балльной шкале);

р3 - присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе (по 4-балльной шкале);

р4 - присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении (по 4-балльной шкале);

р5 - потеря контура сосочков (по 4-балльной шкале);

р6 - присутствие атипичных лимфоцитов в дерме (по 4-балльной шкале)

и при значении F<5,8 диагностируют у больного хронические дерматозы (парапсориаз, экзема и атопический дерматит), при значении 5,9≤F≤6,8 - диагноз не уточнен, требуются дополнительные диагностические процедуры для верификации, а при значении F≥6,9 - грибовидный микоз.

Сущность изобретения заключается в использовании конфокальной лазерной сканирующей микроскопии кожи у больных для построения результирующей формулы расчета суммарного диагностического индикатора, учитывающего объективный вклад каждого из оцениваемых патоморфологических признаков (степень выраженности эпидермальной деструкции, наличие микроабсцессов Потрие, присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе, в дермо-эпидермальном соединении и в дерме и потеря контура сосочков) с поправочными коэффициентами, выявленными экспериментальным путем, позволяющей повысить достоверность и точность предварительной дифференциальной диагностики ГМ от хронических дерматозов.

Преимуществами метода КЛСМ кожи являются: возможность выполнения исследования при отягощенном аллергологическом анамнезе у больного; быстрота получения результатов (в стечение нескольких минут) по сравнению с классическим патоморфологическим исследованием; послойное изучение особенностей цитоархитектоники эпидермиса и дермы с заданной толщиной оптического среза; оценка васкуляризации сосочковой части дермы.

Из анализа научно-технической и патентной литературы заявляемой совокупности признаков, значительно повышающих объективность и точность дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов (парапсориаз, экзема и атопический дерматит) нами не выявлено, что позволяет сделать выводы о соответствии заявляемого решения критериям «новизна» и «изобретательский уровень».

Изобретение поясняется следующими фигурами, где:

на фиг. 1 - изображен участок кожи с эпидермисом участника контрольной группы О., 44 г., без патологии кожи;

на фиг. 2 - изображение здоровой кожи на уровне дермо-эпидермального соединения у участника контрольной группы О., 44 г., без патологии кожи;

на фиг. 3 - изображение здоровой кожи на уровне дермы у участника контрольной группы О., 44 г., без патологии кожи;

на фиг. 4 - больной К., DS: первичная лимфома кожи, грибовидный микоз, ПА стадия (T2N1M0B0);

на фиг. 5 - больной К., патоморфологические признаки грибовидного микоза: изображение КЛСМ (А) и вертикальный парафиновый срез, окрашенный гематоксилином и эозином, ув. 400 (Б);

на фиг. 6 - представлены атипичные лимфоциты в эпидермисе, представляющие собой небольшие овальные и круглые гиперрефрактильные клетки разных форм и размеров. Тот же больной. Изображение КЛСМ (А) и горизонтальный парафиновый срез, иммунофенотипирование биоптата кожи, CD3, докрашивание гематоксилином, ув. 400 (Б);

на фиг. 7 - показаны микроабсцессы Потрие - везикулоподобные темные участки в эпидермисе, заполненные маленькими овальными или округлыми клетками, слабо отражающими свет. Тот же больной;

на фиг. 8 - атипичные лимфоциты, фиксируемые на уровне эпидермо-дермального соединения и в сосочковом слое дермы, выглядят как небольшие овальные и круглые гиперрефрактильные клетки различной формы и размеров. Тот же больной;

на фиг. 9 - атипичные лимфоциты, фиксируемые в сосочковом слое дермы. Тот же больной;

на фиг. 10 - наличие в сосочковом слое дермы значительного количества расширенных микрососудов, выглядящих как тубулярные или каналикулярные структуры с форменными элементами крови внутри. Тот же больной;

на фиг. 11 - утолщение межклеточных мембран на фоне изменения морфологической структуры клеток эпидермиса (спонгиоз). Тот же больной;

на фиг. 12 - наличие гиперрефрактильных линейных тяжей в эпидермо-дермальном соединении в коже (фиброз). Тот же больной;

на фиг. 13 - дендритные клетки в виде гиперрефрактильных клеток с полигональным или овальным телом и длинными тяжами-отростками. Тот же больной;

на фиг. 14 - потеря контура сосочков в виде уменьшения толщины или исчезновения округлого гиперрефрактильного контура вокруг сосочков дермы. Тот же больной;

на фиг. 15 - больная К., пятна и бляшки на коже туловища;

на фиг. 16 - больной У., пятна и бляшки на коже туловища;

на фиг. 17 - больная X., очаги инфильтрации на коже шеи и спины.

на фиг. 18 - больной К., опухолевидные образования на коже правой верхней конечности.

Изобретение осуществлялось следующим образом.

Конфокальная лазерная сканирующая микроскопия кожи (КЛСМ) - высокотехнологичный метод неинвазивного исследования «in vivo» патоморфологических особенностей кожи, приближенный к традиционной световой микроскопии гистологических образцов. КЛСМ кожи была выполнена с использованием микроскопа Vivascope® 1500 (Mavig GmbH, USA) с диодным лазером длиной волны 830 нм, с глубиной проникновения до 200 мкм до уровня поверхностной дермы. Метод КЛСМ основан на технологии послойной регистрации отраженного света от клеточных структур кожи для последующего создания объемных изображений эпидермиса (глубина 15-50 мкм), дермо-эпидермального соединения (глубина 50-80 мкм) и дермы (глубина >80 мкм) с высоким разрешением снимков. Программное обеспечение позволяет использовать фиксированную толщину оптического среза, равную 1 мкм, при расстоянии между оптическими срезами 5 мкм, с получением мозаичного изображения измененной кожи размером 500 × 500 мкм.

Предварительно были получены информированные согласия больных на проведение КЛСМ и биопсии кожи.

При проведении КЛСМ участков здоровой кожи врач-эксперт ГБУ СО «УрНИИДВиИ» поэтапно анализирует специфические морфологические признаки кожи, соответствующие различной глубине исследования. Так, на уровне эпидермиса визуализируются полигональные кератиноциты с темной цитоплазмой, светлыми ядрами и мембранами. Кератиноциты располагаются в виде «медовых сот», их размеры и структура выглядят примерно одинаковыми. Также на снимках отмечаются дерматоглифические борозды в виде темных полос, волосяные фолликулы в виде округлых темных полей со стержнем волоса в средней части. Кроме этого, могут визуализироваться отдельные меланоциты в виде мелких округлых светлых клеток (фиг. 1).

При последующем изучении имиджей участков здоровой кожи на глубине 50-80 мкм, соответствующей уровню дермо-эпидермального соединения, отчетливо визуализируются сосочки дермы, которые выглядят как округлые или овальные темные поля, в центре которых находятся капиллярные петли с форменными элементами крови. Сосочки дермы окружены многочисленными базальными кератиноцитами (фиг. 2).

При постепенном снижении регистрации отраженного света с увеличением глубины исследования кожи (>80 мкм) врач-эксперт получает возможность оценки строения здоровой кожи на уровне дермы. При этом могут визуализироваться капиллярные петли и кровеносные сосуды с перемещающимися в них форменными элементами крови, которые выглядят в виде тубулярных или каналикулярных структур, а также коллагеновые волокна в виде гиперрефрактильных продольных тяжей (фиг. 3).

Метод КЛСМ позволяет изучать не только цитоархитектонику здоровой кожи, но и выявлять специфические патоморфологические изменения при различных дерматозах. Так, в опубликованной зарубежной и отечественной литературе, касающейся применения метода КЛСМ в дерматологии, приводятся данные по описанию патоморфологических изменений при фотостарении кожи, при новообразованиях кожи (актинический кератоз, базально-клеточная карцинома, меланома) и при воспалительных и инфекционных заболеваниях (псориаз, розацеа, онихомикоз, дерматофитии, аллергический контактный дерматит) [13, 14, 15, 16, 17].

Научные исследования патоморфологии эпидермиса и дермы у больных ГМ методом КЛСМ в существующей мировой литературе немногочисленны и носят описательный характер, тем не менее, подчеркивают его высокую диагностическую ценность и определенную корреляцию получаемых результатов с данными гистологического исследования биоптата кожи [18, 19].

Для подтверждения высокой диагностической значимости метода нами было проведено сопоставление визуализации патоморфологических признаков, получаемых при КЛСМ кожи в области патологического очага у больных ГМ, с патоморфологическими исследованиями.

С целью более корректного сопоставления имиджей, полученных методом КЛСМ и при патоморфологических исследованиях биоптата кожи, у больных ГМ были использованы не только вертикальные, но и горизонтальные парафиновые срезы толщиной 5 мкм. В исследовании принимали участие два независимых эксперта: врач-патоморфолог и врач-дерматовенеролог, являющиеся сертифицированными специалистами.

Сопоставление изученных КЛСМ признаков и патоморфологических критериев диагностики ГМ наглядно продемонстрировано на примере больного К., 57 лет, с DS: ГМ IIA (T2N1M0B0). На коже плеч, предплечий, груди, живота и спины больного присутствовали многочисленные розовато-красные пятна и умеренно инфильтрированные бляшки диаметром до 4,5 см, округлой формы, с четкими границами и шероховатой поверхностью. На поверхности бляшек отсутствовал рост волос, имелись экскориации с точечными геморрагическими корочками. Дермографизм белый (фиг. 4).

У больного К. методом КЛСМ были выявлены патоморфологические признаки ГМ, сопоставление которых с патоморфологическими критериями диагностики заболевания продемонстрировано на примерах (фиг. 5-14).

На фигуре 5 представлена дезорганизация клеточной структуры эпидермиса (эпидермальная деструкция), которая проявляется в виде потери упорядоченного строения эпидермиса, нарушения структуры «медовых сот», увеличения межклеточного пространства с образованием темных полостей и разрушения клеточных мембран.

На фигуре 6 представлены атипичные лимфоциты в эпидермисе, представляющие собой небольшие овальные и круглые гиперрефрактильные клетки разных форм и размеров. Изображение КЛСМ (А) и горизонтальный парафиновый срез, иммунофенотипирование биоптата кожи, CD3, докрашивание гематоксилином, ув. 400 (Б).

На фигуре 7 показаны микроабсцессы Потрие - везикулоподобные темные участки в эпидермисе, заполненные маленькими овальными или округлыми клетками, слабо отражающими свет. Изображение КЛСМ (А) и горизонтальный парафиновый срез, иммунофенотипирование биоптата кожи, CD3, докрашивание гематоксилином, ув. 400 (Б).

Атипичные лимфоциты, фиксируемые на уровне эпидермо-дермального соединения и в сосочковом слое дермы, выглядят как небольшие овальные и круглые гиперрефрактильные клетки различной формы и размеров - изображение КЛСМ (А) и горизонтальный парафиновый срез, иммунофенотипирование биоптата кожи, CD3, докрашивание гематоксилином (Б), ув. 400 (фиг. 8, 9).

Фигура 10 демонстрирует наличие в сосочковом слое дермы значительного количества расширенных микрососудов, выглядящих как тубулярные или каналикулярные структуры с форменными элементами крови внутри. Тот же больной. Изображение КЛСМ (А) и горизонтальный парафиновый срез, иммунофенотипирование биоптата кожи, CD3, докрашивание гематоксилином, ув. 400 (Б).

Утолщение межклеточных мембран на фоне изменения морфологической структуры клеток эпидермиса (спонгиоз) представлено на фигуре 11 - Тот же больной. Изображение КЛСМ (А) и вертикальный парафиновый срез, окрашенный гематоксилином и эозином, ув. 1000 (Б)., а наличие гиперрефрактильных линейных тяжей в эпидермо-дермальном соединении в коже (фиброз) - на фигуре 12 - Тот же больной. Изображение КЛСМ (А) и горизонтальный парафиновый срез, окрашенный гематоксилином, ув. 400 (Б).

Дендритные клетки в виде гиперрефрактильных клеток с полигональным или овальным телом и длинными тяжами-отростками представлены на фигуре 13. Тот же больной. Изображение КЛСМ (А) и иммунофенотипирование биоптата кожи, CD1a, докрашивание гематоксилином, ув. 400 (Б).

Потеря контура сосочков проявлялась в виде уменьшения толщины или исчезновения округлого гиперрефрактильного контура вокруг сосочков дермы (фиг. 14). Тот же больной. Изображение КЛСМ (А) и вертикальный парафиновый срез, окрашенный гематоксилином и эозином, ув. 400 (Б).

В клинике ГБУ СО «УрНИИДВиИ» с целью улучшения процесса предварительной диагностики ГМ и объективизации результатов КЛСМ были изучены имиджи кожи 37 больных и 5 лиц контрольной группы.

Группа исследуемых больных состояла из 26 больных ГМ IB-IIIA стадии и 11 больных хроническими дерматозами (парапсориаз, экзема и атопический дерматит). Диагноз ГМ у каждого больного был установлен на основании анамнеза, клинической картины, результатов патоморфологических и иммуногистохимических методов исследования.

Иммунофенотипирование объектов исследования проводили в стандартных условиях на аппарате для иммунбгистохимии Bond-maX LEICA (Германия) с использованием парафиновых срезов толщиной 4 мкм.

Патоморфологические исследования выполнены с использованием аппаратно-программного комплекса, состоящего из светового микроскопа для медико-биологических исследований Axio Imager М2, цифровой камеры AxioCam MRc 5 и специальной программы ZEN 2012 для ввода изображений, проведения измерений и документирования (ZEISS, Германия).

Для построения модели дифференциальной диагностики заболеваний исходными данными являлись патоморфологические признаки в коже у больных, визуализируемые с помощью КЛСМ. На основании фактических данных, полученных в результате проведения исследований, была создана электронная база данных в формате таблиц программы Microsoft Excel.

Дальнейшая разработка модели дифференциальной диагностики ГМ от хронических дерматозов осуществлялась в несколько этапов.

На первом этапе было проведено сравнение относительной частоты встречаемости признаков, определяемых с помощью КЛСМ кожи у больных ГМ, хроническими дерматозами и в контрольной группе (табл. 1). В качестве нулевой гипотезы для каждого исследуемого признака было взято предположение о том, что данный признак с одинаковой частотой проявляется у больных грибовидным микозом и больных хроническими дерматозами. При этом оценка каждого признака проводилась по бинарной шкале, где полагалось, что значение «0» свидетельствует об его отсутствии, а значение «1» - о присутствии признака у больного. В качестве условия, позволяющего отвергнуть нулевую гипотезу, было взято неравенство р<0,05, где р - критерий значимости.

* - р<0,05 при сравнении между группами больных.

При обобщении полученных данных таблицы 1 было отмечено, что изучаемые с помощью КЛСМ патоморфологические признаки в коже у больных ГМ и хроническими дерматозами (парапсориаз, экзема и атопический дерматит) имели закономерные различия и фиксировались врачом - экспертом с разной частотой. Как видно из представленной таблицы 1 у всех больных ГМ выявлялась эпидермальная деструкция при полном отсутствии этого признака в группе больных хроническими дерматозами. В тоже время, наличие спонгиоза, атипичных лимфоцитов в эпидермисе и дермо-эпидермальном соединении, потери контура сосочков наблюдалось у 100% больных ГМ и лишь у 5, 2, 1 и 1 больных хроническими дерматозами соответственно. Кроме этого, было отмечено, что на фоне высокой частоты обнаружения атипичных лимфоцитов в дерме у больных ГМ (92,0%) данный признак у больных хроническими дерматозами отсутствовал. У каждого второго больного ГМ методом КЛСМ определялись микроабсцессы Потрие и фиброз дермы, которых не было выявлено у больных хроническими дерматозами. В исследуемых группах больных не было отмечено достоверной разницы неоваскуляризации дермы.

Следует отметить, что в нашем исследовании, проведенном методом КЛСМ, только у одного больного ГМ и одного больного хроническими дерматозами были выявлены дендритные клетки, что возможно объясняется их неровной формой с наличием отростчатых контуров и особенностью оптической преломляемости клеток. В связи с этим, патоморфологический признак «дендритные клетки» был исключен из дальнейших расчетов.

Исследуемые патоморфологические признаки, встречаемые с различной частотой у больных ГМ и хроническими дерматозами, не были выявлены методом КЛСМ у лиц контрольной группы.

На втором этапе при сравнительном анализе группы больных грибовидным микозом и группы больных хроническими дерматозами (парапсориаз, экзема и атопический дерматит) для выявления статистически значимых патоморфологических признаков, определяемых с помощью КЛСМ, использовался критерий согласия Пирсона [20, 21].

В ходе сравнительного статистического анализа группы больных грибовидным микозом и группы больных хроническими дерматозами были получены результаты, представленные в табл. 2.

* - значение Р<0,05

Согласно полученным в таблице 2 уровням значимости (Р), из 9 изучаемых патоморфологических признаков выделены 6 базисных признаков (эпидермальная деструкция, микроабсцессы Потрие, атипичные лимфоциты в эпидермисе, атипичные лимфоциты в дермо-эпидермальном соединении, потеря контура сосочков, атипичные лимфоциты в дерме), которые являются статистически значимыми для построения модели дифференциальной диагностики заболеваний.

На третьем этапе, для достижения максимальной точности и устойчивости диагностической модели дифференциальной диагностики заболеваний, было проведено выявление нетипичных значений, введена новая шкала оценки признаков и произведено вычисление формулы для скалярной величины.

Оценка одного признака (микроабсцессы Потрие) проводилась по бинарной шкале, где полагалось, что значение «0» свидетельствует об его отсутствии, а значение «1» - о присутствии признака у больного. Оценка остальных патоморфологических признаков проводилась по шкале значений «0-3», где полагалось, что значение «0» свидетельствует об отсутствии данного признака у больного, тогда как значения «1», «2» и «3» свидетельствуют о различной степени выраженности признака. Так, «1» - характеризовало слабую, «2» - умеренную и «3» - значительную степень выраженности данного признака.

Полученная формула для скалярной величины на основе полученных 6 статистически важных признаков имела следующий вид:

Поскольку простая аддитивная формула (1) дифференциальной диагностики заболеваний трактует все 6 полученных признаков, как признаки, имеющие одинаковую значимость, было необходимо дополнить ее весовыми коэффициентами, позволяющими отражать относительную релевантность каждого признака. В качестве весовых коэффициентов были использованы значения разности средних значений полученных диагностических признаков для больных ГМ и хроническими дерматозами (табл. 3).

С учетом результатов вычислений весовых коэффициентов патоморфологических признаков, приведенных в табл.3, итоговая формула имела следующий вид:

где:

F - суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков;

p1 - эпидермальная деструкция (по 4-балльной шкале);

р2 - микроабсцессы Потрие (оценивается по 2-балльной шкале);

p3 - присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе (по 4-балльной шкале);

р4 - присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении (по 4-балльной шкале);

р5 - потеря контура сосочков (по 4-балльной шкале);

р6 - присутствие атипичных лимфоцитов в дерме (по 4-балльной шкале).

В результате расчетов по формуле (2) для дифференциальной диагностики ГМ от хронических дерматозов (парапсориаз, экзема и атопический дерматит) были получены следующие диапазоны значений F: Хронические дерматозы (парапсориаз, экзема и атопический дерматит): 0≤F<5,8

Диагноз не уточнен, требуются дополнительные диагностические процедуры для верификации: 5,9≤F≤6,8

ГМ: F≥6,9

Конкретные примеры выполнения способа осуществлялись следующим образом.

1. После подписания больным информированного согласия на исследование проводится КЛСМ кожи на участке с наиболее выраженными клиническими проявлениями дерматоза.

2. Врачом-экспертом проводится оценка патоморфологических признаков по шкале значений, где «0» свидетельствует об отсутствии признака у больного, «1» - о слабой, «2» - умеренной и «3» - значительной степени выраженности данного признака. При оценке признака «микроабсцессы Потрие» «0» свидетельствует об его отсутствии, а значение «1» - о присутствии признака у больного.

3. Для дифференциальной диагностики ГМ от хронических дерматозов у больного рассчитывается суммарный диагностический индикатор,

4. подставив в уравнение соответствующие значения каждого из исследуемых патоморфологических признаков по формуле:

F=1,76p1+0,4р2+1,738р3+1,498р4+1,56р5+1,44р6

где: F - суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков; p1 - эпидермальная деструкция (по 4-балльной шкале); р2 - микроабсцессы Потрие (оценивается по 2-балльной шкале); р3 - присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе (по 4-балльной шкале); р4 - присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении (по 4-балльной шкале); р5 - потеря контура сосочков (по 4-балльной шкале); р6 - присутствие атипичных лимфоцитов в дерме (по 4-балльной шкале).

5. Сравнив между собой полученное значение переменной F у конкретного больного и значения интервалов обучающей выборки, делается заключение о наличии у больного ГМ.

Клинико-диагностическая апробация заявленного способа дифференциальной диагностики ГМ от хронических дерматозов (парапсориаз, экзема, атопический дерматит):

Описываемый способ дифференциальной диагностики ГМ от парапсориаза, экземы и атопического дерматита нами был применен в клинике ГБУ СО «УрНИИДВиИ» у 37 больных. В таблице 4 приведены данные сопоставления правильности определения заболевания у больных ГМ и хронических дерматозов заявленным способом с экспертной оценкой и патоморфологической верификацией.

Примечание: группа I - больные ГМ, группа II - больные хроническими дерматозами (парапсориаз, экзема и атопический дерматит), группа III - больные, требующие дополнительных диагностических процедур для верификации диагноза.

Как следует из представленной таблицы 4, совпадение результатов проведенных тестов на обучающей выборке с экспертной оценкой и патоморфологической верификацией диагноза у больных свидетельствует о специфичности разработанного нами способа дифференциальной диагностики заболеваний. Достоверность подобного разделения больных составила в среднем 95,45%, причем в группе больных хроническими дерматозами (группа II) только 1 (3,85%) больной атопическим дерматитом был отнесен в группу больных, требующих дополнительных диагностических процедур для верификации диагноза, тогда как все 26 больных I группы со 100% вероятностью были правильно отнесены к группе больных ГМ.

В качестве иллюстрации применения способа дифференциальной диагностики заболеваний у больных приводим собственные клинические наблюдения.

Больная К., 1956 года рождения, поступила в клинику ГБУ СО «УрНИИДВиИ» для уточнения диагноза с жалобами на пятна и бляшки на коже груди, живота и спины, сопровождающиеся периодическим зудом и шелушением кожи.

Считает себя больной в течение 6-7 лет, когда впервые на коже груди и спины появились единичные пятна, без зуда и шелушения. В последующие 2-3 года отмечала уменьшение размеров и цвета пятен в летний период года. В 2016 г. при появлении кожного зуда и увеличении размеров очагов поражения кожи пациентка впервые обратилась к дерматовенерологу. За период с 2016 по 2017 гг. в амбулаторном режиме больной были проведены две диагностические биопсии кожи, но результаты патоморфологических исследований не позволили верифицировать диагноз. Больная находилась под наблюдением дерматовенеролога с предварительным диагнозом бляшечный парапсориаз, проводилось лечение H1-антигистаминными средства, наружно - топическими глюкокортикостероидами. В результате проводимой терапии достигались кратковременные периоды клинической ремиссии. За предыдущие несколько месяцев больная отметила появление новых пятен на коже и усиление интенсивности кожного зуда, в связи с чем была направлена в отделение хронических дерматозов ГБУ СО «УрНИИДВиИ».

Анамнез жизни, аллергоанамнез и профессиональный маршрут у больной без особенностей. Наследственность по онкопатологии и кожным заболеваниям не отягощена.

Объективно: больная среднего роста, правильного телосложения, удовлетворительного питания. В легких дыхание везикулярное, хрипы не выслушиваются. Тоны сердца ясные, ритмичные, АД 140/90 мм рт. ст., ЧСС 72 в минуту. Живот мягкий, безболезненный при пальпации, печень и селезенка не увеличены. Лимфатические узлы мягкие, безболезненные и подвижные при пальпации. Физиологические отправления в норме.

Локальный статус: непораженные участки кожных покровов физиологической окраски, нормальной влажности и тургора. Видимые слизистые влажные, физиологической окраски. На коже шеи, плеч, груди и верхней половины спины присутствуют буровато-красные пятна и бляшки округлой формы, диаметром до 3,5 см, с четкими границами и незначительным шелушением. На поверхности пятен и бляшек экскориаций нет, рост волос отсутствует. Дермографизм белый (фиг. 15).

Лабораторные данные. Общий анализ крови: Hb - 120 г/л, эр. - 4,4×1012/л, лейк. - 7,3×109/л, нейтр. - 2,8×109/л, эоз. - 0,2×109/л, лимф. - 2,1×109/л, мон. - 0,5×109/л, СОЭ - 16 мм/ч. В общем анализе мочи и биохимической гепатограмме отклонений не выявлено. Комплекс серологических реакций к Treponema pallidum отрицательный. Антитела к ВИЧ, гепатитам В и С не обнаружены.

При КЛСМ наиболее инфильтрированной бляшки врачом-экспертом была проведена оценка наличия специфических патоморфологических признаков у больной К., степень выраженности которых составила: эпидермальная деструкция = 2 балла; микроабсцессы Потрие = 0 баллов; присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе = 2 балла; присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении = 2 балла; потеря контура сосочков = 3 балла; присутствие атипичных лимфоцитов в дерме = 0 баллов.

Для проведения дифференциальной диагностики заболевания у больной К. указанным способом в уравнение были подставлены бальные значения соответствующих признаков:

F=1,76*2+0,4*0+1,738*2+1,498*2+1,56*3+1,44*0

При сравнении с обучающей выборкой, полученное значение F=14,672 у данной больной имело числовые параметры, характерные для предварительной диагностики ГМ (F≥6,9).

После подписания больной информированного согласия на проведение инвазивного исследования, в клинике ГБУ СО «УрНИИДВиИ» была проведена инцизионная биопсия кожи с того же участка кожи, где ранее выполнялась КЛСМ. Патоморфологическое исследование биоптата кожи больной коррелировало с патоморфологическими признаками, выявленными при проведении КЛСМ кожи: в верхних и средних отделах дермы присутствовал плотный, полосовидный, эпидермотропный инфильтрат из лимфоидных клеток разных размеров, «размывающий» дермо-эпидермальную границу и проникающий в эпидермис, в котором прослеживалась очаговая деструкция.

На основании полученных результатов патоморфологического и иммуногистохимического исследований биоптата кожи больной К. был установлен диагноз: грибовидный микоз, IB стадия (T2N0M0B0). С целью назначения профильной терапии больная была направлена к гематологу.

Больной У., 1963 г. рождения, болеет в течение 3 лет, когда впервые обратил внимание на появление пятен на коже левой половины живота. Наблюдался у дерматолога по месту жительства с диагнозами экзема? и парапсориаз? В 2017 г. в клинике ГБУ СО «УрНИИДВиИ» больному была проведена диагностическая биопсия кожи, но результат патоморфологического исследования биоптата кожи не позволил уточнить диагноз. На фоне лечения Н1-антигистаминными препаратами и наружными топическими глюкокортикостероидами был достигнуто кратковременное улучшение. Через несколько месяцев при появлении кожного зуда и новых пятен на коже живота больной был повторно госпитализирован в отделение хронических дерматозов ГБУ СО «УрНИИДВиИ» для уточнения диагноза.

Анамнез жизни, аллергоанамнез и профессиональный маршрут у больного без особенностей. Наследственность по кожным заболеваниям и онкопатологии не отягощена. При общем осмотре патологических отклонений по системам и органам не выявлено. Лимфатические узлы мягкие, безболезненные и подвижные при пальпации. Физиологические отправления в норме.

Локальный статус: кожный процесс имеет распространенный характер. На коже живота и спины присутствуют многочисленные буровато-розовые пятна и единичные умеренно инфильтрированные бляшки диаметром до 12,5 см, округлой формы, с четкими границами и шероховатой поверхностью. На поверхности пятен и бляшек отсутствует рост волос, имеются единичные экскориации с точечными геморрагическими корочками. Дермографизм белый (фиг. 16).

Лабораторные данные. В общем анализе крови, общем анализе мочи, биохимической гепатограмме и иммунограмме отклонений не выявлено. Комплекс серологических реакций к Treponema pallidum отрицательный. Антитела к ВИЧ, гепатитам В и С не обнаружены.

При проведении КЛСМ участка кожи из наиболее инфильтрированной бляшки врачом-экспертом были выявлены только 2 специфических патоморфологических признака у больного У., степень выраженности которых составила: присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе = 1 балл; присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении = 1 балл.

Для проведения дальнейшей дифференциальной диагностики заболеваний у больного У. указанным способом в уравнение были подставлены бальные значения обнаруженных признаков:

F=1,76*0+0,4*0+1,738*1+1,498*1+1,56*0+1,44*0

Полученное значение F=3,236 исключало вероятность наличия ГМ у данного больного и соответствовало предварительному диагнозу -хронический дерматоз (F<5,8).

Для уточнения диагноза больному была проведена инцизионная биопсия кожи с этого же участка кожи, где ранее выполнялась КЛСМ. На основании результатов патоморфологического и иммуногистохимического исследований биоптата кожи больному У. был установлен окончательный диагноз: крупнобляшечный парапсориаз.

Больная X., 1966 г. рождения, поступила в клинику с жалобами на высыпания на коже шеи, предплечий и верхней половины спины, сопровождающиеся периодическим интенсивным зудом, шелушением и стягиванием кожи. Болеет с 12-летнего возраста, когда в течение 2-3 лет преимущественно в осенне-зимние периоды отмечала появление зудящих высыпаний, сухость кожи лица, предплечий и бедер. Наблюдалась у дерматолога по м/жительства с различными диагнозами: аллергический дерматит, экзема, узловатая почесуха. В дальнейшем на протяжении последующих 18-20 лет изменений кожного покрова не наблюдала. С 36-37 летнего возраста больная вновь стала отмечать периодическое появление сухости кожи кистей, предплечий и лица. К дерматологу не обращалась, самостоятельно применяла различные смягчающие и увлажняющие наружные препараты. С ноября 2016 г. фиксирует появление бляшек на коже шеи, предплечий и спины.

Анамнез жизни, аллергоанамнез и профессиональный маршрут у больной без особенностей. Наследственность по кожным заболеваниям и онкопатологии не отягощена. Лимфатические узлы мягкие, безболезненные и подвижные при пальпации. При общем осмотре патологических отклонений по системам и органам не выявлено. Физиологические отправления в норме.

Локальный статус: непораженные участки кожных покровов физиологической окраски, нормальной влажности и тургора. Видимые слизистые влажные, физиологической окраски. Кожный процесс имеет распространенный характер, поражены - шея, предплечья, верхняя половина спины, представлен очагами бледно-красной гиперемии кожи, диаметром до 7 см, с четкими границами и умеренной инфильтрацией. На поверхности очагов отсутствует рост волос, имеются экскориации с геморрагическими корками, незначительное мелкопластинчатое шелушение. Дермографизм белый (фиг. 17).

В общем анализе мочи, общем анализе крови и иммунограмме отклонений не выявлено. В биохимической гепатограмме - повышение общего билирубина до 24,1 мкмоль/л. Комплекс серологических реакций к Treponema pallidum отрицательный. Антитела к ВИЧ, гепатитам В и С не обнаружены.

Для проведения дифференциальной диагностики заболевания у больной X. указанным способом в уравнение были подставлены бальные значения соответствующих патоморфологических признаков, выявленных при КЛСМ кожи:

F=1,76*0+0,4*0+1,738*1+1,498*1+1,56*1+1,44*0

Полученное значение F=4,796 у данной больной соответствовало хроническому дерматозу (F<5,8).

Последующее патоморфологическое исследование биоптата кожи у больной X. позволило верифицировать диагноз - атопический дерматит, диссеминированная форма, стадия обострения.

Больной К., 1967 года рождения, госпитализирован в клинику для уточнения диагноза с жалобами на высыпания на коже груди, спины и верхних конечностей, сопровождающиеся интенсивным зудом кожи. Болеет в течение 4 лет, наблюдался у дерматолога по м/жительства с различными диагнозами: аллергический контактный дерматит, распространенная экзема, почесуха, патомимия. На фоне проводимой терапии (Н1-антигистаминные препараты, наружно - топические глюкокортикостероиды) достигалось кратковременное улучшение состояния. В 2017 г. хирургом в амбулаторном режиме больному была проведена диагностическая биопсии кожи, но результат патоморфологического исследования не позволил уточнить диагноз. За предыдущие несколько месяцев больной отметил усиление интенсивности кожного зуда и появление новых распространенных высыпаний на коже, в связи с чем был направлен в отделение хронических дерматозов ГБУ СО «УрНИИДВиИ».

Анамнез жизни, аллергоанамнез и профессиональный маршрут у больного без особенностей. Наследственность по онкопатологии и кожным заболеваниям не отягощена. При общем осмотре патологических отклонений по системам и органам не выявлено. Физиологические отправления в норме.

Локальный статус: непораженные участки кожных покровов физиологической окраски, нормальной влажности и тургора. Видимые слизистые физиологической окраски, нормальной влажности. На коже спины, груди, верхней половины живота, плеч и предплечий присутствуют многочисленные бледно-красные пятна и опухолевидные образования диаметром до 3,5 см, округлой формы, с четкими границами. На их поверхности отсутствует рост волос, имеются экскориации с геморрагическими корочками. Дермографизм красный (фиг. 18).

Лабораторные данные. В общем анализе мочи, общем анализе крови, биохимической гепатограмме и иммунограмме отклонений не выявлено. Комплекс серологических реакций к Treponema pallidum отрицательный. Антитела к ВИЧ, гепатитам В и С не обнаружены.

При проведении КЛСМ участка кожи из наиболее инфильтрированного опухолевидного образования на коже правого предплечья врачом-экспертом не был выявлено ни одного из изучаемых патоморфологических признаков, поэтому полученное значение F=0 у данного больного соответствовало хроническому дерматозу (F<5,8). Для уточнения диагноза больному была проведена инцизионная биопсия кожи с того же участка кожи, где ранее выполнялась КЛСМ. На основании результатов патоморфологического исследования биоптата кожи и клинико-анамнестических данных больному К. был установлен окончательный диагноз: хроническая распространенная экзема, стадия обострения.

Использованная литература:

1. Федеральные клинические рекомендации. Дерматовенерология 2015: Болезни кожи. Инфекции, передаваемые половым путем. - 5-е изд., перераб. и доп. - М. Деловой экспресс, 2016. - 768 с.

2. Малишевская Н.П., Кохан М.М., Соколова А.В., Куклин И.А. и соавт.Дерматоонкология (злокачественные новообразования кожи, первичные лимфомы кожи): Атлас / Под общ. ред. Н.В. Кунгурова. - Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 2016. - 168 с.

3. Вольф К., Голдсмит Л.А., Кац С.И. Дерматология Фицпатрика в клинической практике. Пер. с англ. М.: Изд. Панфилова. БИНОМ; 2012. - Т. 2. - С. 1514-1531.

4. Кунгуров Н.В. О совершенствовании оказания специализированной медицинской помощи больным злокачественными лимфомами кожи / Н.В. Кунгуров, М.М. Кохан, И.А. Куклин и др. // Вестник дерматологии и венерологии. - 2010. - №3. - С. 4-11.

5. Олисова О.Ю. Комбинация ПУВА-терапии с интерфероном А у больных грибовидным микозом / О.Ю. Олисова, К.В. Смирнов, Е.В. Грекова // Российский журнал кожных и венерических болезней. - 2017. - №20 (3). - С. 132-139.

6. Kelati A. Defining the mimics and clinico-histological diagnosis criteria for mycosis fungoides to minimize misdiagnosis / A. Kelati, S. Gallouj, L. Tahiri et al. // Int. J. Womens Dermatol. - 2017. - Vol. 3(2). - P. 100-106.

7. Сафонова Г.Д. Оптимизация диагностики и перспективы патогенетических исследований первичных лимфом кожи (обзор литературы) / Г.Д. Сафонова, М.М. Кохан, Н.В. Зильберберг и др. // Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. - 2014. - №12 (2). - С. 264-268.

8. Заславский Д.В. Гистологические модели (паттерны) воспаления при эритродермий / Д.В. Заславский, И.Н. Чупров, Р.А. Насыров и др. // Иммунопатология, аллергология, инфектология. - 2016. - №4. - С. 65-73.

9. RU, Патент №2572722, МПК G01N 33/48, опубл. 20.01.2016, Бюл. №2.

10. Vidulich K.A. Overall survival in erythrodermic cutaneous T-cell lymphoma: an analysis of prognostic factors in a cohort of patients with erythrodermic cutaneous T-cell lymphoma / K.A. Vidulich, R. Talpur, R.L. Bassett et al. // Int J Dermatol. - 2009. - Vol. 48(3). - P. 243-252.

11. Naeini F.F. Mycosis Fungoides in Iranian Population: An Epidemiological and Clinicopathological Study /F.F. Naeini, B. Abtahi-Naeini, H. Sadeghiyan et al. // Journal of Skin Cancer. - 2015. - P. 1-6.

12. Li J.Y. Management of cutaneous T cell lymphoma: new and emerging targets and treatment options / J.Y. Li, S. Horwitz, A. Moskowitz, et al. // Cancer Management and Research. - 2012. - Vol. 4. - P. 75-89.

13. Волков А.И. Применение конфокальной лазерной сканирующей микроскопии в биологии и медицине / А.И. Волков, Н.В. Фриго, Л.Ф. Знаменская и др. // Вестник дерматологии и венерологии. - 2014. - №1. - С. 17-24.

14. Кубанова А.А. Диагностическая значимость метода конфокальной лазерной сканирующей in vivo микроскопии / А.А. Кубанова, А.А. Кубанов, В.А. Смольянникова и др. // Вестник дерматологии и венерологии. - 2015. - №3. - С. 68-74.

15. Лукашева Н.Н. Прижизненная отражательная конфокальная лазерная сканирующая микроскопия: история создания, принцип работы, возможности применения в дерматологии / Н.Н. Лукашева, С.Б. Ткаченко, Н.Н. Потекаев и др. // Клиническая дерматология и венерология. - 2008. - №5. - С. 10-15.

16. Кубанова А.А. Конфокальная лазерная сканирующая микроскопия in vivo в диагностике меланоцитарных новообразований кожи / А.А.

17. Кубанова, В.В. Чикин, Ю.Ю. Штиршнайдер и др. // Вестник дерматологии и венерологии. - 2014. - №3. - С. 85-94.

18. Снарская Е.С. Конфокальная лазерная сканирующая микроскопия в оценке стадий дерматогелиоза / Е.С. Снарская, С.Б. Ткаченко, Е.В. Кузнецова // Российский журнал кожных и венерических болезней. - 2016. - №4. - С. 220-226.

19. Li W. Reflectance confocal microscopy for the characterization of mycosis fungoides and correlation with histology: a pilot study / W. Li, H. Dai, Z. Li et al. // Skin Res. Technol. - 2013. - Vol. 19(3). - P. 352-355.

20. Mancebo S.E. Reflectance confocal microscopy features of mycosis fungoides and Sezary syndrome: correlation with histopathologic and T-cell receptor rearrangement studies / S.E. Mancebo, M. Cordova, P.L. Myskowski et al. // J. Cutan. Pathol. - 2016. - Vol. 43(6). - P. 505-515.

21. Сергиенко В.И., Бондарева И.Б. // Математическая статистика в клинических исследованиях. - М.: ГЭОТАР-МЕД, 2001. - 256 с.

22. Арнольд В.И. Математические методы классической механики. - 5-е изд., стереот. - М.: Едиториал УРСС, 2003. - 416 с.

Способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов, включающий проведение у больного конфокальной лазерной сканирующей микроскопии наиболее инфильтрированного участка кожи, выявление патоморфологических признаков: степень выраженности эпидермальной деструкции, наличие микроабсцессов Потрие, присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе, в дермо-эпидермальном соединении и в дерме и потеря контура сосочков, балльную оценку их степени выраженности, характеризующийся тем, что определяют суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков по формуле

,

где F - суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков;

p1 - эпидермальная деструкция: отсутствие - 0 баллов, слабая степень выраженности - 1 балл, умеренная - 2 балла, значительная - 3 балла;

р2 - микроабсцессы Потрие: отсутствие - 0 баллов, присутствие - 1 балл;

р3 - присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе: отсутствие - 0 баллов, слабая степень выраженности - 1 балл, умеренная - 2 балла, значительная - 3 балла;

р4 - присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении: отсутствие - 0 баллов, слабая степень выраженности - 1 балл, умеренная - 2 балла, значительная - 3 балла;

р5 - потеря контура сосочков: отсутствие - 0 баллов, слабая степень выраженности - 1 балл, умеренная - 2 балла, значительная - 3 балла;

р6 - присутствие атипичных лимфоцитов в дерме: отсутствие - 0 баллов, слабая степень выраженности - 1 балл, умеренная - 2 балла, значительная - 3 балла;

и при значении F<5,8 диагностируют у больного хронический дерматоз, при значении 5,9≤F≤6,8 - диагноз не уточнен, требуются дополнительные диагностические процедуры для верификации, а при значении F≥6,9 - грибовидный микоз.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к технике исследования механических свойств материалов. Способ включает в себя подготовку стерильной плотной питательной среды (СППС, представляющей собой водный раствор с рН 7,2±0,3, содержащий 13-19 г/л агар-агара + 8-12 г/л сахарозы + 1,3-1,9 г/л NH4NO3 + 0,4-0,6 г/л KH2PO4 + 0,4-0,6 г/л NaH2PO4 + 0,6-0,8 г/л (NH4)2SO4 + 0,18-0,22 г/л Mg(NO3)2 + 0,05-0,07 г/л FeCl3 + 0,018-0,022 г/л CaCl2), подготовку плотной питательной среды с тестовыми микроорганизмами (МППС, состоящей из СППС с выращенной на ее поверхности сплошной колонией Rhodotorula sp.

Настоящее изобретение относится к области биотехнологии, конкретно к иммунологии, и может быть использовано в медицине и диагностике состояний у млекопитающего, характеризующихся гиперчувствительностью к арахису или лесным орехам, которые содержат Ara h 1.

Изобретение относится к области биотехнологии. Описано получение рекомбинантного антигена вирусного капсида цирковируса свиней 2 (PCV-2) и его модификации путем экспрессии в прокариотической системе, очистки в мономерной форме, выделения вирусоподобных частиц (ВПЧ) и его применение в композициях вакцин, диагностических наборах и системе для количественной оценки антигена PCV-2 в партиях вакцин путем анализа с помощью (антиген)захватывающего ELISA.

Изобретение относится к биологии и токсикологической химии. Способ определения нифедипина в биологическом материале заключается в том, что биологический объект измельчают, двукратно по 30 минут обрабатывают порциями органического изолирующего агента, которым является ацетон, полученные органические извлечения объединяют, растворитель из объединенного извлечения испаряют в токе воздуха, остаток неоднократно обрабатывают ацетоном, ацетоновые извлечения отделяют, объединяют, упаривают в токе воздуха при температуре 18-22°С до полного удаления растворителя, остаток растворяют в смеси растворителей ацетон-вода в отношении 7:3 по объему, хроматографируют в макроколонке с сорбентом «Силасорб С-18» 30 μ, элюируя смесью растворителей ацетон-вода в отношении 7:3 по объему, фракции элюата, содержащие анализируемое вещество, объединяют, элюент испаряют, остаток растворяют в смеси растворителей ацетонитрил-фосфатный буферный раствор с рН 9 в отношении 5:5 по объему и проводят определение методом ВЭЖХ с применением подвижной фазы ацетонитрил-фосфатный буферный раствор с рН 9 в отношении 5:5 по объему, подаваемой со скоростью 1000 мкл/мин, и УФ-детектора, регистрирующего оптическую плотность при 250 нм.
Изобретение относится к медицине, а именно к кардиологии, клинической лабораторной диагностике и гематологии. Способ определения резистентности к антиагрегантным препаратам у пациентов с ишемической болезнью сердца, принимающих лекарственные средства группы антиагрегантов не менее 6 месяцев, заключается во взятии крови в пробирку с 3,8% цитратом натрия в соотношении 9:1, разделении центрифугированием на плазму и эритроциты с получением богатой и бедной тромбоцитами плазмы, определении индивидуально пациенту значений светопропускания с графической регистрацией в течение 5 мин с постоянным перемешиванием и температурой 37°С, добавлении к суспензии тромбоцитов в соотношении 10:1 индуктора агрегации тромбоцитов коллагена однократно на 10 секунде регистрации агрегации тромбоцитов на лазерном агрегометре в концентрации 2 мкмоль/л, при этом дополнительно вносят к богатой тромбоцитами плазме индуктор коллаген в соотношении 2:1 по 2 мкмоль/л на 1, 2, 3 и 4 минутах исследования и при получении значений агрегации тромбоцитов в диапазоне от 45 до 100% определяют резистентность к антиагрегантным препаратам.

Изобретение относится к области медицины, в частности к молекулярной онкологии, и предназначено для прогнозирования развития метастазов в печени у больных раком толстой кишки.

Изобретение относится к наборам для иммунохимического анализа антител и антигенов в препаратах крови и может быть использовано в медицинской диагностике. Раскрыт набор для мультиплексного иммунохимического анализа антител и антигенов в препаратах крови, включающий устройство в виде гребенчатой подложки с набором дискретно нанесенных на поверхности зубцов подложки реагентов захвата маркеров инфекционных заболеваний и дополнительно блокированной неспецифическими природными или синтетическими полимерами; емкость для проведения анализа, содержащую несколько рядов изолированных ячеек, выполненных с возможностью введения каждого зубца подложки в отдельную ячейку ванны; растворы для разведения образца и отмывок; конъюгат для детекции; встроенные положительный контроль и отрицательный контроль.

Изобретение относится к области лабораторной диагностики, медицинской иммунологии и микробиологии и предназначено для определения общей антимикробной активности и совокупной активности антимикробных пептидов (АМП) в клинических образцах сыворотки крови.

Группа изобретений относится к устройствам и системам для обработки яиц. Раскрыта система идентификации лотка с яйцами, содержащая первое измерительное устройство, предназначенное для определения первого значения параметра яиц, содержащихся в яичном лотке в группе таких лотков, процессор, связанный с первым измерительным устройством и выполненный с возможностью приема первых значений параметра от первого измерительного устройства и создания и хранения первой картины образцов данных для яичных лотков, основанной на указанных первых значениях параметра и привязываемой к каждому соответствующему лотку с яйцами в указанной группе таких лотков, и второе измерительное устройство, предназначенное для определения второго значения указанного параметра яиц, находящихся в яичных лотках, при этом указанное устройство расположено за первым измерительным устройством и связано с процессором таким образом, что процессор может принимать вторые значения параметра с получением сравнительной картины образцов данных для яичных лотков, исходя из указанных вторых значений параметра соответствующего лотка с яйцами.

Объектом настоящего изобретения является способ прогнозирования риска развития у субъекта сахарного диабета или метаболического синдрома, где у указанного субъекта нет диабета.

Изобретение относится к микробиологии и может быть использовано при выявлении протективного действия микроорганизмов на молекулу гемоглобина. Для этого исследуемую культуру микроорганизмов выращивают в жидкой питательной среде, отделяют супернатант от микробных клеток центрифугированием, параллельно с опытной пробой готовят контрольную пробу из жидкой питательной среды.

Изобретение относится преимущественно к области физической химии и биофизикии, может быть использовано в медицине, а также биологии и физиологии человека и животных.

Изобретение относится к области аналитической химии и может быть использовано для определения содержания галогенорганических соединений в волосах человека и касается экологического контроля загрязнения внутренней среды человека.
Изобретение относится к медицине, а именно к дерматологии и клинической лабораторной диагностике, и может быть использовано для оценки эффективности лечения микоза стоп.

Изобретение относится к медицинской диагностике и может быть использовано для установления изменений и особенностей легколетучих метаболитов, выделяемых кожей и детектируемых набором химических газовых сенсоров.
Изобретение относится к медицине, а именно к стоматологии, и может быть использовано для подбора индивидуальных средств гигиены полости рта. Для осуществления способа индивидуального подбора средств гигиены полости рта у пациента осуществляют забор ротовой жидкости, очищают зубы механически без использования средств гигиены полости рта, определяют гидрофобность эмали зубов пациента методом «сидячей капли», из банка зубов, удаленных по медицинским показаниям, подбирают зубы, гидрофобность эмали которых соответствует гидрофобности эмали зубов пациента, зубы, предназначенные для исследования средств гигиены полости рта, очищают зубной щеткой средней жесткости с использованием соответствующего исследуемого средства гигиены, в качестве контроля используют зуб, не очищенный средством гигиены полости рта, зубы погружают в ротовую жидкость пациента и термостатируют при температуре 37°С, с интервалом исследования 1 час определяют время появления зубной бляшки на зубах и измеряют гидрофобность эмали зубов методом «сидячей капли», об эффективности средства гигиены полости рта судят по времени появления зубной бляшки и значению гидрофобности эмали по сравнению с контролем.
Изобретение относится к медицине, а именно к стоматологии, и может быть использовано для подбора индивидуальных средств гигиены полости рта. Для осуществления способа индивидуального подбора средств гигиены полости рта у пациента осуществляют забор ротовой жидкости, очищают зубы механически без использования средств гигиены полости рта, определяют гидрофобность эмали зубов пациента методом «сидячей капли», из банка зубов, удаленных по медицинским показаниям, подбирают зубы, гидрофобность эмали которых соответствует гидрофобности эмали зубов пациента, зубы, предназначенные для исследования средств гигиены полости рта, очищают зубной щеткой средней жесткости с использованием соответствующего исследуемого средства гигиены, в качестве контроля используют зуб, не очищенный средством гигиены полости рта, зубы погружают в ротовую жидкость пациента и термостатируют при температуре 37°С, с интервалом исследования 1 час определяют время появления зубной бляшки на зубах и измеряют гидрофобность эмали зубов методом «сидячей капли», об эффективности средства гигиены полости рта судят по времени появления зубной бляшки и значению гидрофобности эмали по сравнению с контролем.

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для объективной оценки степени выраженности воспалительного процесса в эндометрии и стадии клинического течения при хроническом эндометрите (ХЭ).

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для объективной оценки степени выраженности воспалительного процесса в эндометрии и стадии клинического течения при хроническом эндометрите (ХЭ).
Изобретение относится к медицине и может быть использовано в нейрогистологии для контроля за динамикой регенерации после травмы периферических нервов. Для этого у животного (крысы) с наличием травмы периферического нерва на сроках 90, 150, 300 сутки после травмы берут для исследования образец сыворотки крови, исследование проводят с использованием метода ИК-спектроскопии, для этого образец сыворотки крови предварительно высушивают, сухой остаток измельчают и суспензируют в вазелиновом масле, ИК-спектры снимают в области 1200-1000 см-1, затем определяют высоту пиков полос поглощения с максимумами при 1165, 1125, 1070, 1025 см-1, после чего вычисляют значение отношения высоты пика с максимумом при 1165 см-1 к высоте пика с максимумом при 1125 см-1 (ПАРАМЕТР 1) и значение отношения высоты пика с максимумом при 1070 см-1 к высоте пика с максимумом при 1025 см-1 (ПАРАМЕТР 2), и при значении ПАРАМЕТРА 1 на 90 сутки >1,06, на 150 сутки >1,11, на 300 сутки >0,88 и при значении ПАРАМЕТРА 2 на 90 сутки <0,76, на 150 сутки <0,63, на 300 сутки <0,73 делают заключение о положительной динамике регенерации периферического нерва после травмы.

Изобретение относится к технике исследования механических свойств материалов. Способ включает в себя подготовку стерильной плотной питательной среды (СППС, представляющей собой водный раствор с рН 7,2±0,3, содержащий 13-19 г/л агар-агара + 8-12 г/л сахарозы + 1,3-1,9 г/л NH4NO3 + 0,4-0,6 г/л KH2PO4 + 0,4-0,6 г/л NaH2PO4 + 0,6-0,8 г/л (NH4)2SO4 + 0,18-0,22 г/л Mg(NO3)2 + 0,05-0,07 г/л FeCl3 + 0,018-0,022 г/л CaCl2), подготовку плотной питательной среды с тестовыми микроорганизмами (МППС, состоящей из СППС с выращенной на ее поверхности сплошной колонией Rhodotorula sp.

Изобретение относится к области медицины и представляет собой способ дифференциальной диагностики грибовидного микоза от хронических дерматозов, включающий проведение у больного конфокальной лазерной сканирующей микроскопии наиболее инфильтрированного участка кожи, выявление патоморфологических признаков и балльную оценку их степени выраженности, характеризующийся тем, что определяют F – суммарный диагностический индикатор указанных патоморфологических признаков по формуле, где p1 – эпидермальная деструкция ; р2 – микроабсцессы Потрие ; р3 – присутствие атипичных лимфоцитов в эпидермисе ; р4 – присутствие атипичных лимфоцитов в дермо-эпидермальном соединении ; р5 – потеря контура сосочков ; р6 – присутствие атипичных лимфоцитов в дерме ; и при значении F<5,8 диагностируют хронический дерматоз, при значении 5,9≤F≤6,8 – диагноз не уточнен, а при значении F≥6,9 – грибовидный микоз. Изобретение обеспечивает повышение объективности и точности диагностирования грибовидного микоза у больного. 18 ил., 4 табл., 4 пр.

Наверх