2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием



2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием
2-бензилпроизводное 4-(3н)хиназолинона, обладающее анальгезирующим, противопаркинсоническим, антигипоксантным, транквилизирующим действием

Владельцы патента RU 2715884:

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Северо-Кавказский федеральный университет" (RU)

Изобретение относится к диметокси-производному хиназолин-4(3Н)-она, а именно к 2-(3,4-диметоксибензил)-3H-хиназолин-4-ону формулы (1), и к способу его получения, который осуществляют путем взаимодействия амида гомовератровой кислоты с 2-аминобензамидом путем сплавления смеси. Технический результат - получено новое соединение, которое может найти применение в медицине для создания лекарственных средств анальгезирующего, противопаркинсонического, антигипоксантного, анксиолитического действия. 2 н.п. ф-лы, 11 ил.


(1)

 

Изобретение относится к области химико-фармацевтической промышленности и медицины, точнее к вновь синтезированному диметокси-производному хиназолин-4(3Н)-она, характеризующемуся высокой биологической активностью в сочетании с низкой токсичностью, которое может быть использовано для создания лекарственных средств анальгезирующего, противопаркинсонического, антигипоксантного, анксиолитического действия. Соединение может быть использовано для получения лекарственных средств для лечения болевого синдрома; при нейродегенеративных состояниях, паркинсонизма; состояний, сопровождающихся гипоксией, для усиления антиоксидантной защиты; неврозов, неврозоподобных состояний, психосоматических нарушений, сопровождающихся эмоционально-стрессорными и тревожно-фобическими расстройствами. Изобретение расширяет число средств, обладающих обезболивающей, противопаркинсонической, антигипоксантной, анксиолитической активностью.

Предшествующий уровень техники

Востребованность результатов исследований по поиску веществ, влияющих на центральную нервную систему, среди целенаправленно синтезированных биологически активных соединений, определяется актуальностью проблемы создания новых отечественных оригинальных лекарственных средств. Создание новых анальгезирующих лекарственных препаратов – безопасных и высокоэффективных – является актуальной задачей фармакологии и фармации, решить которую возможно при синтезе и исследовании новых биологически активных соединений [1-4]. Известны производные 4-(3)хиназолинона, влияющие на ЦНС, однако обладающие значительной токсичностью [5].

В процессе поиска веществ, оказывающих воздействие на центральную нервную систем, делается особый акцент на целенаправленный синтез соединений, проявляющих агонистическую активность по отношению к рецепторам дофаминовым. Рост числа людей старших возрастных групп в структуре общества сопровождается увеличением частоты встречаемости болезни Паркинсона, ставшей социальной проблемой. При фармакотерапии болезни Паркинсона на ранних стадиях рекомендуется использование дофаминомиметических средств, которые могут проявлять нейропротекторное действие, защищать от отрицательного воздействия нейроны и восстанавливать поврежденные клетки нервные. Для ряда производных хиназолинона-4 показан нейропротекторный эффект [6]. Привлекают интерес исследователей гидрокси- и метоксифенильные производные хиназолинона-4, которые могут обладать дофаминергической активностью.

Лекарственные средства с антиоксидантным эффектом показаны для усиления антиоксидантной защиты при экстремальных состояниях природного и антропогенного происхождения, при работе в осложненных ситуациях (работникам МЧС, спасателям, военнослужащим, альпинистам, спортсменам и др.). При заболеваниях, особенно нейродегенеративных, эндогенная система антиоксидантной защиты функционирует не-эффективно. Антигипоксанты повышают устойчивость организмов к гипоксии, применяются для медикаментозного улучшения снабжения организма кислородом, снижения потребности в нем, в том числе при ишемии, кардиальной недостаточности, нарушении церебральной гемодинамики, при нейродегенеративных состояниях, ослаблении памяти и интеллекта и др. [7-8]. В этой связи перспективен поиск соединений с антигипоксантными свойствами для последующей их разработки с целью создания новых лекарственных препаратов.

Создание новых препаратов с противотревожным действием, в том числе в сочетании с антигипоксантным и ноотропным влиянием, позволит улучшить лекарственное лечение тревожных расстройств, часто сопровождающих и депрессивные состояния, и другие психические нарушения. Существующие анксиолитики оказывают выраженное седативное действие, вызывают амнезию, отрицательно сказываются на картине крови и т. д., не рекомендуются пациентам, работа которых требует внимания. В данной связи выигрышными будут являться соединения, имеющие по 2 и более видов положительного действия.

Наиболее близкие по структуре к заявляемому соединению – гидрокси- и метоксипроизводные 4-(3)хиназолинона, обладающие дофаминергической активностью [9].

Эти сведения свидетельствуют о перспективности поиска новых высокоэффективных и малотоксичных обезболивающих, противопаркинсонических, антигипоксантных веществ, обладающих анксиолитическими свойствами в ряду производных 3H-хиназолин-4-она.

Настоящее изобретение относится к вновь синтезированному производному 4-(3H)хиназолинона, обладающему обезболивающей, противопаркинсонической, антигипоксантной способностью в сочетании с транквилизирующими свойствами и с практически полным отсутствием токсичности.

Технический результат: производное 4-(3H)хиназолинона, обладающее анальгетическим действием, которое в тестах с формалином, «уксусные корчи» превосходит препараты сравнения метамизол натрия и лидокаин. Соединение проявляет противопаркинсонические свойства, превосходя в тесте галоперидоловой каталепсии антикаталептогенное действие бромокриптина. Вновь полученное соединение также обладает антигипоксантным действием, превосходящим в тесте нормобарической гипоксии с гиперкапнией прототипы пирацетам, мексидол, триметазидин. Полученное соединение также обладает транквилизирующим действием, которое в тестах «приподнятый крестообразный лабиринт», «открытое поле» превосходит референсный препарат диазепам. Соединение 1 получено новым методом.

Заявляемый объект - 2(3,4-диметоксибензил)-3Н-хиназолин-4-он формулы (1), обладающий обезболивающей, антигипоксантной, противопаркинсонической, транквилизирующей активностью.

Новый способ получения 2(3,4-диметоксибензил)-3Н-хиназолин-4-он (1) основан на взаимодействии амида гомовератровой кислоты с 2-аминобензамидом путем сплавления смеси. В отличие от других известных способов синтеза 2(3,4-диметоксибензил)-3Н-хиназолин-4-онa [10], патентуемый метод является более простым и экономически выгодным.

СХЕМА ПОЛУЧЕНИЯ

Новый способ получения производного 4-(3Н)хиназолинона, которое проявляет анальгетическое, противопаркинсоническое, антигипоксантное, транквилизирующее действие.

ПРИМЕР СИНТЕЗА

Расплав смеси 195 г (0,1 моль) амида гомовератровой (3,4-диметоксифенилуксусной) кислоты (3) и 15.2 г (0,11 моль) 2-аминобензамида (2) нагревают в открытом сосуде при 110-180 °С до прекращения выделения паров воды (~ 40-60 мин). Расплав охлаждают до 90-70 °С и разбавляют 100 мл уксусной кислоты, нагретой до той же температуры. Выпавший после охлаждения кристаллический осадок 2-(3,4-диметоксибензил)-4(3H)-хиназолинона (1) отфильтровывают, дважды промывают холодным изо-пропиловым спиртом и высушивают при комнатной температуре. Выход 79-82 %. Т. пл. 225-226 °C (бесцветные кристаллы).

Найдено (%): C 68.95, H 5.39, N 9.48. C17H16O3N2.

Вычислено (%): C 68.91, H 5,44, N 9.45.

Спектр 1Н ЯМР (300 МГц), δ, м.д., DMSO-d6: 3.70 (c, 3H, OCH3), 3.74 (c, 3H, OCH3), 3.00 (c, 2H, CH2), 6.91 (д, 1H, Ar), 6.93 (д, 1H, Ar), 7.07 (c, 1H, Ar), 7.58 (т, 1H, Ar), 7.67 (д, 1H, Ar), 7.88 (т, 1H, Ar), 8.11 (д, 1H, Ar)

Оценка фармакологической активности

Фармакологическая психотропная активность соединения оценивалась по четырем направлениям. Было изучено обезболивающее, противопаркинсоническое, антигипоксантное, анксиолитическое действие соединения 1.

Для исследований использовались белые половозрелые крысы-самцы (по 5–11 в группе) и самки (по 10–12 в группе) линии Вистар массой 200-250 г, которых содержали при свободном доступе к воде и пище в стандартных условиях вивария. Уход, кормление, работу с животными осуществляли в соответствии с международными рекомендациями о защите позвоночных животных, применяемых для экспериментов либо в иных научных целях [11-12].

Контрольными животными в каждой серии опытов для каждой методики при оценке исследуемой активности служили группы крыс - самок, самцов, которым вводили внутрибрюшинно 0,4 мл растворителя (1-2 капли твина-80 на 10 мл воды) либо физиологический раствор (группа контрольная для животных, получавших в аналогичных режимах прототипы - референсные препараты (метамизол натрия, лидокаин, бромокриптин, пирацетам, мексидол, триметазидин, диазепам). Группы животных включали 5-12 особей (опытные, контрольные, препараты сравнения). Все растворы веществ во всех сериях экспериментов инъецировали внутрибрюшинно. С учетом хронотропных свойств психотропных средств исследования проводили в дневные (с 12-00 до 17-00 ч) и вечерние часы (с 18-00 до 20-00 ч) [13].

Статистический анализ результатов исследования проведен с применением пакетов компьютерных программ «Excel», «BIOSTAT», «Statistica 10». Определяли нормальность распределения полученных данных с применением критерия Шапиро-Уилка. t-критерий Стьюдента использовали при нормальном распределении полученных данных. При распределении данных исследования, отличных от нормального, применены критерии Краскела-Уоллиса, U-критерий Уилкоксона-Манна-Уитни. Был проведен сравнительный анализ, в ходе которого сопоставлены результаты опытных групп с данными контрольных животных (принятые равными 100%). Сравнительный анализ отличий в действии веществ у самок животных проводили также в стадиях эстрального цикла диэструс½ и проэструс/эструс. Статистически значимыми приняты отличия при р<0‚05 для всех видов анализа [14-16].

Анальгезирующую активность соединения 1 изучали в тестах с формалином и «уксусные корчи»; антигипоксическую активность – на модели гипоксии нормобарической с гиперкапнией; противопаркинсоническое действие – на модели галоперидоловой каталепсии; транквилизирующую активность – в тестах приподнятого крестообразного лабиринта, «открытого поля» [17].

Анальгетическая активность

Влияние заявляемого объекта на анальгезирующую активность проводилось на моделях ноцицептивных реакций, вызываемых химическими раздражителями (формалиновый тест и «уксусные корчи»). С помощью тестов оценен периферический уровень болевой чувствительности [18].

Формалиновый тест позволяет оценить альгогениндуцированную соматическую боль, имитирует реакции при хирургических разрезах кожи. Первая (острая) стадия развивается сразу, проявляется действием на первичные афференты боли; вторая (воспалительная) стадия – во времени отсрочена и вызвана воспалительным ответом. Болевая чувствительность моделировалась субплантарным введением 50 мкл водного раствора 2% формалина в тыльную поверхность задней правой лапки. В последующем в течение 60 минут наблюдения регистрировали так называемые «flinches» - ответные ноцицептивные реакции (поднятие лапки, облизывание, покусывание места инъекции): 1) первые 10 минут от момента введения формалина (острая фаза); 2) с 10-й по 60-ю минуты болевой реакции (воспалительная фаза). Обезболивающий эффект исследуемого соединения определяли суммарно и отдельно для I и II фаз болевого ответа по снижению частоты реакций по отношению к параметрам группы контрольных крыс (принятых за 100%).

С применением методики «Уксусные корчи» определена перитовисцеральная боль. С помощью данной общепринятой модели висцеральной ноцицепции изучено периферическое антиноцицептивное действие новых веществ с применением химического альгогена для раздражения болевых рецепторов брюшины и оценены специфические моторные реакции – «корчи». «Корчи» – это болевые характерные поведенческие ответы, которые возникают под влиянием химических альгогенов, раздражающих серозные оболочки, и проявляются сокращением и расслаблением мышц абдоминальных, прогибом спины, вытягиванием задних лапок, сходны с болью при перитоните. «Корчи» вызывали однократным инъецированием 1% раствора уксусной кислоты (0,5 мл/100 г массы тела животного; внутрибрюшинно). Обезболивающий эффект оценен по снижению числа «корчей» за 15 минут наблюдения после введения раствора уксусной кислоты (в % к данным группы контрольных животных, которые приняты равными 100%).

Субстанцию 1 в дозе 0,2 от молекулярной массы в мг/кг (59,2 мг/кг), референсные препараты в терапевтически эффективных дозах: метамизол натрия – 55 мг/кг (Metamizolum natrium; анальгин, раствор для внутривенного и внутримышечного введения 500 мг/мл ампулы 2 мл; «Мосхимфармпрепараты им. Н. А. Семашко», Россия), – 1 мг/кг (Lidocainum; ампулы 2% 2 мл; «Дальхимфарм», Россия) вводили внутрибрюшинно однократно за 40 минут до начала введения химических раздражителей. Доза исследованного соединения 1 и референсных препаратов подобраны методом титрования доз и с учетом литературных данных [19-20]. Самцам и самкам контрольных групп инъецировались соответственно солюбилизат твина-80 и дистиллированная вода (0,4 мл внутрибрюшинно) в аналогичных режимах. С учетом различий в активности лекарственных средств в зависимости от пола, фаз эстрального цикла исследования проведены у самцов и самок крыс, в том числе у самок в различных фазах эстрального цикла (ЭЦ). До начала тестирования по вагинальным мазкам самок животных определяли фазы эстрального цикла (проэструс / эструс (ПЭ) и диэструс ½ (Д)) [21]. Эксперименты проведены в дневное время.

При изучении анальгезирующей активности по тестам с формалином и «уксусные корчи» была отмечена высокая активность соединения 1 (таблица 1, 2). По сравнению с данными группы контрольных самцов при использовании соединения 1 в формалиновом тесте подавлялось ощущение боли, эффективнее аналогов: более чем в 1,64 раза метамизола натрия и в 3 раза – лидокаина.

При использовании у самок соединения 1 статистически значимо уменьшалось число болевых ответов в целом и на протяжении всех этапов тестирования с формалином (таблица 3). При этом снижение частоты поднятий лапки, облизываний, покусываний места инъекции под влиянием соединения 1 было более выражено по сравнению с эффектами препаратов сравнения. При тестировании «уксусных корчей» при использовании соединения 1 статистически значимо ограничивалась частота болевых ответных реакций (таблица 4). При этом эффект соединения 1 был отчетливее по сравнению с действием лидокаина.

Следовательно, соединение 1 уменьшало частоту болевых ответов в тестах с формалином и «уксусные корчи» у самок животных, проявляя обезболивающую активность.

При анализе обезболивающей активности изучаемой субстанции 1 у самок животных с учетом фазы эстрального цикла отмечали статистически значимое снижение суммарного числа болевых реакций в течение всего периода тестирования с формалином при введении соединения 1 достоверно у особей, пребывающих в стадии проэструс / эструс (фазе физиологического напряжения). Уменьшение частоты болевых ответов было отчетливее, нежели при введении препаратов сравнения (таблица 5).

Оценка анальгезирующего действия соединения 1 с учетом фаз тестирования установила достоверное ограничение числа болевых реакций у самок в проэструсе / эструсе как в острую, так и в воспалительную фазы. Снижение частоты болевых реакций при введении соединения 1 было более выраженным по сравнению с действием препаратов сравнения.

В тесте «уксусные корчи» при введении соединения 1 достоверно ограничивалось число «корчей» у самок крыс, пребывающих и в диэструсе ½, и в проэструсе / эструсе, тогда как при введении лидокаина достоверное снижение было отмечено в диэструсе 1/2 (таблица 6). При этом снижение числа «уксусных корчей» было более выражено по сравнению с действием лидокаина у самок животных в обеих фазах эстрального цикла.

Вывод: соединение 1 обладает анальгезирующей активностью, превышающей действие препаратов сравнения метамизола натрия, лидокаина.

Антигипоксическая активность

Определение антигипоксической активности заявляемого объекта проводилось в условиях нормобарической гипоксии с гиперкапнией.

Соединение 1 в дозе 59,2 мг/кг (0,2 от молекулярной массы в мг/кг), солюбилизировано с твин-80, референсные препараты: пирацетам (Piracetamum, капсулы 400 мг, «Северная звезда», Россия) и мексидол в дозе 100 мг/кг («Mexidol», раствор 5% для внутривенного и внутримышечного введения, ампулы 2 мл; «Фармасофт», Россия), триметазидин в дозе 6,7 мг/кг (Trimethazidinum, капсулы 20 мг, «ВЕРТЕКС» АО, Россия) инъецировали за 40 минут до начала тестирования однократно внутрибрюшинно. Группам контрольных самок в аналогичных режимах введен растворитель (раствор твина-80, 1-2 капли на 10 мл дистиллированной воды) и физиологический раствор (по 0,4 мл внутрибрюшинно). Дозы исследуемого соединения и референсных препаратов подбирались с учетом данных литературы [22-23]. В начале эксперимента определяли фазы эстрального цикла у самок по влагалищным мазкам. Эксперименты проводили в вечерние часы.

При изучении антигипоксантной активности на модели гипоксии нормобарической с гиперкапнией была отмечена высокая активность соединения 1 (таблица 7).

По сравнению с данными группы контрольных самок при использовании соединения 1 более чем на треть возрастала продолжительность переносимости гипоксии, время появления первого агонального вдоха, судорог (+36,3%; p<0,001). Анализ различий в активности соединения в разных стадиях эстрального цикла выявил большую продолжительность переносимости гипоксии в проэструсе / эструсе, однако выраженность антигипоксантного действия (сдвиг по отношению к данным контрольных самок в соответствующей стадии эстрально цикла) на фоне соединения 1 была больше у самок животных в фазе диэструс ½, нежели в проэструсе / эструсе. Проявленная активность соединения превышала антигипоксантное действие пирацетама, мексидола, триметазидина в исследованных дозах, в том числе в разных фазах эстрального цикла.

Вывод: соединение 1 обладает антигипоксантной активностью, статически значимо превышающей действие препаратов сравнения пирацетама, мексидола, триметазидина.

Антикаталептическая активность

Антипаркинсонический (антикаталептический) эффект соединения 1 исследовали на половозрелых белых крысах: самках и самцах (линии Вистар, массой 200-250 г, по 9-10 в группах) в тесте галоперидоловой каталепсии (галоперидол в дозе 1 мг/кг внутрибрюшинно) [21]. Соединение 1 в дозе 59,2 мг/кг (в суспензии с твин-80), референсный препарат бромокриптин (в дозе 0,125 мг/кг) (Bromocriptinum, таблетки 2,5 мг, «Gedeon Richter», Hungary) введены внутрибрюшинно одновременно с галоперидолом (Haloperidolum, таблетки 1,5 мг, «Биоком», Россия). Группам контрольных самцов и самок животных в аналогичном режиме введен один антипсихотический препарат. Опыты проведены в дневные часы.

Определена динимика двигательных нарушений у животных на фоне изученных веществ. Оценены изменения интенсивности галоперидоловой каталепсии – времени (в секундах) вертикализации (в «позе лектора») - продолжительности сохранения крысой вертикального положения на опоре. Установлены латентные периоды времени, после которого крыса убирала одну / вторую лапу: 1-й / 2-й результаты. Регистрация результатов проведена после введения солюбилизата соединения 1, раствора препарата сравнения бромокриптина через 30, 60, 120, 180 минут [17]. Определены фазы эстрального цикла у самок крыс (проэструс / эструс, диэструс Ѕ) по мазкам влагалищным.

При использовании сочетания соединения 1 с нейролептиком на 120 и 180 минутах теста ослаблялись двигательные нарушения, статистически значимо на 120 минуте опыта (таблица 8). Эффект был отчетливее, нежели при введении препарата сравнения.

Вывод: соединение 1 обладает антикаталептогенной активностью, превышающей действие препарата бромокриптина в исследованной дозе.

Анксиолитическая активность

Оценку транквилизирующей активности соединения 1 по тесту «приподнятый крестообразный лабиринт» (ПКЛ) проводили в экспериментальной установке, представляющей собой 4 рукава, размером 50×10 см, скрепленных под прямым углом друг с другом. Два противоположных рукава ПКЛ закрытые (огражденные с двух сторон, темные) и два других открытые (светлые). Лабиринт поднят над уровнем пола на высоту 0,5 м. Высота стенок в закрытых рукавах равна 10 см. Сверху рукава открыты. В месте пересечения (под прямым углом) рукавов находится площадка размерами 10×10 см. В ходе тестирования животных помещали на центральную площадку лабиринта и далее в течение 5 мин визуально регистрировали параметры поведения: общее число заходов в рукава лабиринта (открытые либо закрытые) и время нахождения в них (с). Анксиолитическую активность исследуемого соединения определяли по учащению заходов животного в светлые (открытые) рукава и увеличению времени пребывания в них, снижению количества заглядываний и времени нахождения в темных (закрытых) рукавах [24].

Исследование выполнено на белых крысах самцах. Cоединение 1 в дозе 29,6 мг/кг (0,1 от молекулярной массы в мг/кг), референcный препарат – прототип диазепам в дозе 0,1 мг/кг (Diazepamum, раствор для внутривенного и внутримышечного введения 10 мг/2 мл; ампулы 2 мл; «Relanium», «Polfа», Poland) инъецировали однократно внутрибрюшинно за 40 минут до начала тестирования. Контрольным самцам в аналогичных режимах инъецировали внутрибрюшинно физиологический раствор.

При введении соединения 1 повышалось количество заходов самцов крыс и время пребывания в открытых рукавах при одновременном ограничении времени нахождения в темных рукавах лабиринта по сравнению с параметрами поведения контрольных животных группы К1. При действии соединения 1 время пребывания в темных рукавах ограничивалось больше, нежели под влиянием диазепама в исследованной дозе (таблица 9). Также учащался медленный груминг на фоне соединения 1 (1450%, P=0,05).

Вывод. Соединение 1 проявляло транквилизирующее антифобическое действие у самцов крыс в ПКЛ. При этом антифобическое влияние соединения 1 было более выражено, нежели у препарата сравнения диазепама в исследованной дозе.

При исследовании противотревожной активности соединения 1 по методике «открытого поля» [25] регистрировали: 1) латентный период выхода из центра поля; 2) горизонтальную двигательную активность – число пересеченных секторов; 3) вертикальную активность – количество вертикальных стоек; 4) исследовательскую активность – число обследованных отверстий – «норок» (обнюхивание); 5) быстрый груминг –количество актов быстрого умывания; 6) число болюсов. Время проведения эксперимента составляло 2 мин. По совокупности повышения латентного периода выхода из центра поля, снижения вертикальной и горизонтальной активности судили о «седативном» действии вещества, при повышении исследовательской активности, ограничении частоты быстрого груминга и числа фекальных болюсов (вегетативная представленность стресса) – «противотревожном» действии [26].

Оценка действия соединения 1 на поведение самцов крыс в тесте «открытое поле» выявила ограничение числа вертикальных стоек и пересеченных линий по сравнению с данными контрольной группы животных, получавшими растворитель (таблица 10). Также у животных статистически значимо повышалась исследовательская активность и урежалась частота быстрого груминга, что свидетельствовало о снижении эмоциональности животных. По сравнению с влиянием диазепама на фоне применения соединения 1 статистически значимо больше было количество исследованных «норок», достоверно снижалась частота быстрого груминга.

Вывод. При тестировании самцов крыс в открытом поле соединение 1 при однократном введении проявляло противотревожное действие. Противотревожный эффект был выраженнее по сравнению с влиянием диазепама в исследованных дозах.

Хроническая токсичность

Проводили оценку влияния хронического применения соединения 1 на лейкоцитарную формулу периферической крови. Мазки крови животных исходные, до введения соединений (К1) и групп крыс, получавших хронически 7 дней раствор твина-80 (К2), соединение 1 в дозе 59,2 мг/кг, пироксикам (0,5 мг/кг), окрашивали по методу Романовского-Гимзы [27]. Подсчет лейкоцитарной формулы включал определение относительного количества отдельных лейкоцитов [28].

При анализе лейкоцитарной формулы крови самцов крыс, получавших хронически соединение 1, было установлено некоторое повышение количества моноцитов при ограничении числа сегментоядерных клеток. Также, по сравнению с К2 отмечалось увеличение содержания базофилов и эозинофилов. Впрочем, отмечаемые изменения уровня фракции эозинофилов периферической крови происходили в рамках физиологической нормы (таблица 11).

Хроническое использование пироксикама приводило к увеличению количества базофилов и эозинофилов по сравнению с К1 и К2, числа моноцитов по отношению к контрольной группе К1, также снижалось число лимфоцитов по отношению к К1.

На фоне соединения 1 по сравнению с влиянием пироксикама статистически значимо меньше было базофилов. При использовании соединения 1 по сравнению с действием диазепама отсутствовали юные формы [29].

Вывод. Соединение 1 при хроническом применении на лейкоцитарную формулу крови оказывало менее выраженное влияние в отличие от пироксикама, диазепама.

Острая токсичность

При оценке острой токсичности соединения (1) у крыс самцов и самок, мышей самцов при введении 2000 мг/кг внутрибрюшинно гибель животных не регистрировалась, LD50 принята равной 2000 мг/кг. Определение острой токсичности и расчет LD50 у мышей самок осуществляли по методу Беренса и установили, что для соединения (I) LD50=1625мг/кг массы тела животных при внутрибрюшинном введении. LD50 метамизола натрия для мышей – 250 мг/кг (внутрибрюшинно) [30]. LD50 лидокаина: для крыс равен 317 мг/кг, для мышей составил 220 мг/кг (перорально) [31]. LD50 бромокриптина: для крыс – 72 мг/кг (внутривенно) [32]; бромокриптина мезилата: для крыс – 10,5 мг/кг (внутривенно), мышей – 189 мг/кг (внутривенно) [33].

LD50 пирацетама для крыс – 10,6 г/кг (внутривенно) [34]. LD50 мексидола для мышей – 430 мг/кг, для крыс 820 (625-1025) мг/кг (внутрибрюшинно) [35-36]. LD50 триметазидина дигидрохлорида: для крыс – 345 мг/кг (внутрибрюшинно), для мышей – 125 мг/кг (внутривенно) [37].

LD50 диазепама для мышей – 700 мг/кг, крыс – 1200 мг/кг (перорально) [38].

Таким образом, исследуемое соединение (1) является практически нетоксичным, относится к V классу токсичности по Сидорову К.К. (1973). [39].

Вывод. Результаты исследований показывают, что изучаемое соединение 1 обладает обезболивающей, антигипоксантной, антикаталептической и транквилизирующей активностью.

Список источников

1. Емельянова Т.Г. Противовоспалительная и анальгетическая активности дипептида Tyr-Pro и его аналогов / Т. Г. Емельянова [и др.] // Академический журнал Западной Сибири. – 2014. – Т. 10, № 4 (53). – С. 88–89.

2. The Concise Guide to PHARMACOLOGY 2015/16: G Protein-Coupled Receptors. CGTP Collaborators [Теxt] / S. P. H. Alexander [et all] // Br. J. Pharmacol. – 2015. – Vol. 172. – P. 5744–5869. doi: 10.1111/bph.13348.

3. Al-Hasani R. Molecular Mechanisms of Opioid Receptor-Dependent Signaling and Behavior / R. Al-Hasani, M. R. Bruchas // Anesthesiology. – 2011. – Vol. 115. – P. 1363–1381.

4. Simonson B. Pharmacology and anti-addiction effects of the novel κ opioid receptor agonist Mesyl Sal B, a potent and long-acting analogue of salvinorin / B. Simonson [et all] // Br. J. Pharmacol. – 2015. – Vol. 172. – P. 515–531. doi: 10.1111/bph.12692.

5. Guzman D.S. Evaluation of thermal antinociceptive effects and pharmacokinetics after intramuscular administration of butorphanol tartrate to American kestrels (Falco sparverius) / D. S. Guzman, T. L. Drazenovich, B. KuKanich, G. H. Olsen //American journal of veterinary research. – 2014. – Vol. 75, № 1. – P. 11–18.

6. Кодониди И.П. Синтез и биологическая активность N-гетероциклических производных 1,4-дигидро-4-оксопиримидина / И. П. Кодониди [и др.] // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. – 2012. – №4. – С. 19-26.

7. Воронина Т.А. Оксидативный стресс и антиоксиданты при экстремальных состояниях, сопровождающихся нейродегенерацией // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2015. – Т. 13. – С. 36-37.

8. Воронина Т.А. Роль оксидативного стресса и антиоксидантов при дезадаптации различного генеза // Фармация и фармакология. – 2015. – №1 (S). С. 8-17.

9. Овакимян А.Г., Бичеров А.А., Кодониди И.П., Оганесян Э.Т., Манвелян Э.А., Бичеров А.В., Зайченко С.Б., Тюрин Р.В., Манвелян М.М. Прогноз, синтез и изучение дофаминергической активности гидрокси- и метоксифенильных производных 4-(3)хиназолинона // Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2-2. – С. 511.

10. Aminoquinazoline cannabinoid receptor modulators for treatment of disease and their preparation / Gahman, Timothy C.; Thomas, David J.; Lang, Hengyuan; Massari, Mark E. // PCT Int. Appl. (2008), WO 2008157500 A1 20081224.

11. Червонская Г.П., Панкратова Г.П., Миронова Л.Л. Этика медико-биологического эксперимента в доклинических исследованиях // Токсикологический вестник. – 1998. – №3. – C. 2-8.

12. Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. Часть первая / под общей редакцией А.Н. Миронова. – М.: Гриф и К, 2012. – 944 с.

13. Манвелян Э.А., Батурин В.А., Колодийчук Е.В. Гендерные различия в эффективности психотропных и кардиотропных лекарственных средств: монография. – Ставрополь, 2016. – 130 с.

14. Гланц С. Медико-биологическая статистика: [пер. с англ.]. – Москва: Практика, 1999.

15. Реброва О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICА. – Москва: МедиаСФЕРА, 2006.

16. Гржибовский А.М., Иванов С.В., Горбатова М.А. Сравнение количественных данных двух независимых выборок с использованием программного обеспечения STATISTICA и SPSS: параметрические и непараметрические критерии // Наука и Здравоохранение. – 2016. – № 2. – С. 5-29.

17. Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств: в 2 т./ А. Н. Миронов. – Гриф. И К., Москва, 2012.

18. Воронина Т.А., Гузеватых Л.С. Mетодические рекомендации по изучению анальгетической активности лекарственных средств // Руководство по проведению доклинических исследований лекарственных средств. – М.: Гриф и К, 2012. – С. 197–218.

19. Средство, обладающее местноанестезирующим действием Пат. 2313341 Рос. Федерация: МПК A61K31/4188/ A61P23/02 / Галенко-Ярошевский А. П. [и др.]; заявители и патентообладатели ФГОУ ВПО «Южный федеральный университет», Негосударственное ОУ ВПО «Кубанский медицинский институт», ФГУ «Межотраслевой научно-технический комплекс «Микрохирургия глаза» им. Акад. С.Н. Федорова» Фед. Агентства по здравоохр. И соц. Развитию; №2006140600/15; Заявл. 16. 11. 2006; опубл. 27.12.2007. Бюл. № 38 – 8 с: ил.

20. Дубровин А.Н. [и др.]. Синтез и свойства 2-замещенных амидов цинхониновой кислоты // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – № 4. https://science-education.ru/ru/article/view?id=6630

21. Манвелян Э.А., Батурин В.А., Колодийчук Е.В. Гендерные различия в эффективности психотропных и кардиотропных лекарственных средств: монография, – Ставрополь, 2016. – 130 с.

22. Болотова В.Ц., Титович И.А. Изучение антигипоксической активности производного диэтиламиноэтанола у лабораторных животных // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2015. – Т. 13, S. – С. 20-21.

23. Заморский И.И., Пасевич С.П. Нефропротекторные эффекты антигипоксанта мексидола в условиях хронической гипоксии // Обзоры по клинической фармакологии и лекарственной терапии. – 2015. – Т. 13. – С. 59.

24. Rodgers R.J., Johnson N.J. Factor analysis of spatiotemporal and ethological measures in the murine elevated plus-maze test of anxiety // Pharmacol. Biochem. Behav. – 1995. – Vol. 52, N2. – P. 297-303.

25. Буреш Я., Бурешова О., Хьюстон Дж.П. – Методики и основные эксперименты по изучению мозга и поведения. – Москва: Высшая школа, 1991. – 398 с.

26. Манвелян Э.А., Анисимова Н.А., Батурин В.Α. Половая диссимиляция поведения при стресс-воздействии различной интенсивности и изменении функции надпочечников (монография), Ставрополь, 2013. – 107 с.

27. Крамарь Л.В., Карпухина О.А. Оценка показателей общего анализа крови у детей при инфекционном мононуклеозе различной этиологии. // Современные проблемы науки и образования. – 2012. – №6. – С. 3-4.

28. Кишкун А.А. Назначение и клиническая интерпретация результатов лабораторных исследований: руководство. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2016. – 448 с.

29. Оганесян Э.Т., Кодониди И.П., Сочнев В.С., Манвелян Э.А., Сыса В.Ю., Манвелян М.М. Новое N-арилсульфамидное производное о-бензоиламинобензойной кислоты, обладающее анксиолитической, актопротекторной и антидепрессивной активностью. – Патент на изобретение №2643356. Дата выдачи: 1.02.2018.

30. SAFETY DATA SHEET. Metamizole (sodium salt). Режим доступа: https://www.caymanchem.com/msdss/15771m.pdf (дата обращения 24.12.2018).

31. Toxicological Data on Ingredients: Lidocaine. Режим доступа: http:// www.sciencelab.com/msds.php?msdsId=9924492 (дата обращения 18.12.2018).

32. Material Safety Data Sheet. Bromocriptin. Sc-337602. Режим доступа: http://datasheets.scbt.com/sc-337602.pdf (дата обращения 24.12.2018).

33. Material Safety Data Sheet. Bromocriptine (mesylate). Sc-200395. Режим доступа: http://datasheets.scbt.com/sc-200395.pdf (дата обращения 24.12.2018).

34. Gouliaev A.H., Senning A. Piracetam and other structurally related nootropics // Brain Research Reviews. – 1994. – № 19 (2). – С. 180-222.

35. Котлярова А.А., Куркина Н.В., Смирнова Л.Э., Балыкова Л.А. Исследование влияния мексидола, эмоксипина и димефосфона на элктрофизиологические эффекты нибентана // Экс. И клин фармакол. – 2002. – Том 65, №2, С. 27-30.

36. Воронина Т.А. Отечественный препарат нового поколения МЕКСИДОЛ. Основные эффекты, механизм действия, применение. Режим доступа: http://mexidol.ru/extra/File/Voronina.pdf (дата обращения 21.04.2019).

37. Trimetazidine dihydrochloride 13171-25-0 MSDS. Режим доступа: http://www.molbase.com/en/msds_13171-25-0-moldata-35430.html (дата обращения 24.12.2018).

38. Diazepam International Programme on Chemical Safety Poisons Information. Режим доступа: http://www.inchem.org/documents/pims/pharm/pim181.htm(дата обращения 6.06.2018).

39. Руководство по экспериментальному (доклиническому) изучению новых фармакологических веществ / под ред. В. П. Фисенко [и др.] – М.: ИАА Ремедиум, 2000. – 398 с.

Исследование выполнено при поддержке Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонда содействия инновациям; договор №12575ГУ/2017 от 18.04.2018).

1. Способ получения 2-(3,4-диметоксибензил)-3H-хиназолин-4-она
(1),

соответствующего формуле (1), в которой Ме - метильный радикал, основанный на взаимодействии амида гомовератровой кислоты с 2-аминобензамидом путем сплавления смеси.

2. 2-(3,4-Диметоксибензил)-3H-хиназолин-4-он, соответствующий формуле (1), обладающий анальгезирующей, противопаркинсонической, антигипоксантной, транквилизирующей активностью.



 

Похожие патенты:

Изобретение относится к способу получения 2-(о-арилсульфониламинофенил)-4(3Н)-хиназолинонов формулы (I), где Ar - 4-толил, 2-нафтил. Способ осуществляют путем взаимодействия 2-(о-арилсульфониламинофенил)-4Н-3,1-бензоксазин-4-онов с аммонием фосфорнокислым двузамещенным в среде диметилацетамида при кипении растворителя.
Изобретение относится к новым производным хиназолинона, выбранным из группы соединений, указанной ниже, или их фармацевтически приемлемых солей. Соединения обладают свойствами ингибитора танкираз (TANK) и могут быть использованы для лечения и/или предотвращения злокачественного новообразования, рассеянного склероза, сердечно-сосудистых заболеваний, поражений центральной нервной системы и различных форм воспаления, опосредованных активностью танкираз (TANK).

Изобретение относится к улучшенному способу получения производных хиназолинов структурной формулы I: где значения радикалов R1-R6, R8, W, Р приведены в формуле изобретения.

Изобретение относится к соединению структурной формулы (II) или к его соли, где каждый из Z1, Z2 и Z3 независимо выбирают из N и C(R9), где не более чем один из Z1, Z2 и Z3 является N; каждый R9 представляет собой водород; и представляет вторую химическую связь между либо W2 и C(R12), либо W1 и C(R12); W1 представляет собой -N=, и W2(R14) выбирают из -N(R14)- и - C(R14)=, выбирая так, что когда W1 является -N=, W2(R14) является -N(R14)- и представляет вторую химическую связь между W1 и C(R12); R11 выбирают из фенила и гетероцикла, который выбирают из насыщенного или ароматического 5-6-членного моноциклического кольца, включающего один, или два, или три гетероатома, выбранного из N, O и S, или 8-членного бициклического кольца, включающего один или более гетероатомов, выбранных из N, O и S, где R11 необязательно замещен одним-двумя заместителями, независимо выбранными из галогена, C1-C4 алкила, =O, -O-R13, -(C1-C4 алкил)-N(R13)(R13), -N(R13)(R13), где каждый R13 независимо выбирают из -C1-C4алкила; или два R13 вместе с атомом азота, к которому они присоединены, образуют 5-6-членный насыщенный гетероцикл, необязательно включающий один дополнительный гетероатом, выбранный из NH и O, где когда R13 является алкилом, алкил необязательно замещен одним или более заместителями, выбранными из -OH, фтора, и когда два R13 вместе с атомом азота, к которому они присоединены, образуют 5-6-членный насыщенный гетероцикл, насыщенный гетероцикл необязательно замещен на любом углеродном атоме фтором; R12 выбирают из фенила, 4-6-членного моноциклического насыщенного кольца и гетероцикла, который выбран из ароматического 5-6-членного моноциклического кольца, включающего один или два гетероатома, выбранных из N и S, где R12 необязательно замещен одним или более заместителями, независимо выбранными из галогена, -C≡N, C1-C4 алкила, C1-C2 фторзамещенного алкила, -O-R13, -S(O)2-R13, -(C1-C4 алкил)-N(R13)(R13), -N(R13)(R13); R14 выбирают из водорода, C1-C4 алкила, C1-C4 фторзамещенного алкила, C1-C4 алкил-N(R13)(R13), C1-C4 алкил-C(O)-N(R13)(R13); и X1 выбирают из -NH-C(=O)-†, -C(=O)-NH-†, -NH-S(=O)2-†, где † обозначает место, в котором X1 соединен с R11.

Изобретение относится к соединению формулы (I), где m равен 1-2, и каждый R1 (1-6С)алкил, (1-6С)алкокси, (1-6С)алкилтио, гидрокси-(2-6С)алкокси, амино-(2-6С)алкокси, (1-6С)алкиламино-(2-6С)алкокси, ди-[(1-6С)алкил]амино-(2-6С)алкокси, амино-(1-6С)алкил, (1-6С)алкиламино-(1-6С)алкил, ди[(1-6С)алкил]амино-(1-6С)алкил, гидрокси-(2-6С)алкиламино, галогено-(2-6С)алкиламино, амино-(2-6С)алкиламино, (1-6С)алкокси-(2-6С)алкиламино, (1-6С)алкиламино-(2-6С)алкиламино, ди-[(1-6С)алкил]амино-(2-6С)алкиламино, гетероциклил, гетероциклил-(1-6С)алкил, гетероциклилокси, гетероциклил-(1-6С)алкокси и гетероциклиламино, где гетероциклил представляет собой 3-7-членное моноциклическое насыщенное кольцо, содержащее один или два гетероатома, выбранных из азота, кислорода и серы, причем гетероциклил может иметь 1-2 заместителя определенных в п.1, и любой из указанных выше заместителей R1, который содержит группу СН3, присоединенную к атому углерода или азота, может содержать заместитель, указанный в п.1, R2 представляет собой галогено, трифторметил или (1-6С)алкил; R3 представляет собой водород, и R4 представляет собой гидрокси, (1-6С)алкил или (1-6С)алкокси; или его фармацевтически приемлемым солям.

Изобретение относится к новым соединениям формулы I обладающим антиамилоидогенным действием, способу их получения и применению в качестве активного компонента для получения фармацевтической композиции и лекарственного средства.

Изобретение относится к новым соединениям формулы I, его фармацевтически приемлемым солям, обладающим свойствами ингибиторов продукции цитокинов, таких как ФНО (фактор некроза опухолей) и различные члены семейства интерлейкинов(ИЛ), а также свойствами ингибиторов киназ, в частности киназы р38 .

Изобретение относится к новым производным хиназолинона формулы I в форме свободного основания или кислотной аддитивной соли, обладающих свойствами агонистов каннабиноидного(СВ) рецептора.

Изобретение относится к новым производным 3Н-хиназолин-4-она формулы I и к их фармацевтически приемлемым солям, обладающим свойствами специфического ингибитора моноаминооксидазы В (МАО В).

Изобретение относится к новым производным амида формулы (I), их фармацевтически приемлемым солям или in vivo расщепляемым сложным эфирам, обладающим свойствами ингибитора продуцирования цитокинов посредством ингибирования действия фермента р38 киназы, и могут быть использованы при лечении различных заболеваний, например воспалительных или аллергических заболеваний.

Изобретение относится к области фармации и касается способа получения средства, обладающего антиоксидантной, гепатозащитной и желчегонной активностью. Для этого растительный материал, состоящий из измельченной до 1 мм растительной композиции (шиповника плоды - 30 частей, кориандра посевного плоды - 10 частей, ноготков лекарственных цветки - 25 частей, девясила корневища и корни - 25 частей, одуванчика корни - 10 частей), экстрагируют двухкратно 70% спиртом и двухкратно водой при температуре 70°С при отношении 1 мас.

Изобретение относится к медицине и ветеринарии, а именно к применению серосодержащего антиоксиданта (3,5-диметил-4-гидрокси)бензилтиододекан формулы для коррекции нарушений структуры костной ткани, вызванных длительным приемом глюкокортикоидов.

Изобретение относится к химико-фармацевтической промышленности, а именно к созданию способа получения средства, обладающего тиреотропной и антиоксидантной активностью, представляющего собой сухой экстракт, состоящий из следующего растительного сырья: листьев грецкого ореха, листа лещины, листьев репешка, надземной части череды, надземной части дурнишника колючего, листьев крапивы, надземной части ряски, корней цикория, надземной части татарника.

Настоящее изобретение относится к применимым в фармакологии и медицине соединениям формул и Предложены новые антиоксиданты. 2 з.п.
Изобретение относится к области нанотехнологии, в частности к способу получения нанокапсул, и описывает способ получения нанокапсул сухого экстракта босвеллии в оболочке из каппа-каррагинана.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к средству в форме суппозиториев, которые обладают репаративной и антиоксидантной активностью при различного рода травмах, применяется для лечения термических травм, содержащее в качестве действующего вещества эритропоэтин (ЭПО) в форме микрокапсул, в качестве основы - ПЭГ 4000, ПЭГ 1500, ПЭГ 400, лутрол F68, эмульгатор пентол, кремофор RH-40, вода очищенная при определенном соотношении компонентов.

Изобретение относится к ветеринарии, в частности к средству для повышения мясной продуктивности и качества мяса цыплят-бройлеров в условиях технологических стрессов.
Изобретение относится к акриловым полимерам, которые пригодны при трансдермальном применении. Описана композиция для доставки лекарственных средств, включающая (А) статистический сополимер, полученный объединением (i) первого мономера, который является бутил акрилат мономером, 2-этилгексил акрилат мономером, октил акрилат мономером или изооктил акрилат мономером, и (ii) по меньшей мере 18 мас.% от массы статистического сополимера второго мономера, который является метил метакрилат мономером, бутил метакрилатом или изобутил метакрилатом, в присутствии инициатора полимеризации и необязательно органического растворителя, (В) терапевтическое средство и (С) необязательно по меньшей мере один ингредиент, выбранный из группы, состоящей из усилителя, пластификатора, средства, повышающего клейкость, модификатора вязкости, эксципиента, растворителя, смягчающего средства, антиирританта, замутняющего агента, пигмента и консерванта, где терапевтическое средство растворяют в статистическом сополимере.

Изобретение относится к пищевой и фармацевтической промышленности, а именно к способу получения плодово-ягодного экстракта, обладающего антиоксидантной активностью.

Изобретение относится к применению диаминопиримидинового соединения формулы I или IB, или его фармацевтически приемлемой соли, или его дейтерированной формы. Соединения обладают свойствами ингибитора JNK1, JNK2, IL2 или TNFα и предназначены для получения лекарственного средства для лечения или предотвращения неалкогольного стеатогепатита, фиброза почек, воспаления, гиперплазии, некроза или волчанки.

Изобретение относится к соединению формулы (I) или к его фармацевтически приемлемой соли. Также раскрывается фармацевтическая композиция для лечения ВТК-опосредованного расстройства на основе указанноего соединения или его соли.

Изобретение относится к диметокси-производному хиназолин-4-она, а именно к 2--3H-хиназолин-4-ону формулы, и к способу его получения, который осуществляют путем взаимодействия амида гомовератровой кислоты с 2-аминобензамидом путем сплавления смеси. Технический результат - получено новое соединение, которое может найти применение в медицине для создания лекарственных средств анальгезирующего, противопаркинсонического, антигипоксантного, анксиолитического действия. 2 н.п. ф-лы, 11 ил.

Наверх