Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости



Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости
Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости
Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости
Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости
Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости
Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости
Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости
Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости

Владельцы патента RU 2674335:

Федеральное государственное бюджетное учреждение "Национальный медицинский исследовательский центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени академика В.И. Кулакова" Министерства здравоохранения Российской Федерации (RU)

Изобретение относится к области медицины, а именно к гинекологии, и может быть ипользовано для дифференциации неоплазий шейки матки с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости. Для этого анализируют с помощью хромато-масс-спектрометрического метода панель значимо изменяющихся специфических белков в цервиковагинальной жидкости и при обнаружении белков CAST, GM2A, SPINK5, SBSN, ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3 делают заключение о наличии дисплазии тяжелой степени – HSIL. При обнаружении белков ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3, IGHA1, SERPINB13, SPRR1A делают заключение о наличии дисплазии легкой степени – LSIL. При обнаружении белков IGHA1, SERPINB13, SPRR1A, CAST, GM2A, SPINK5, SBSN делают заключение о наличии атипии клеток – ASCUS. При обнаружении белков CTSV, CD5L, CLU, COL1A2, SPRR1A, SPRR1B, CRISP3, CTSC, EVPL, CAPZB, H1F0, IVL, LYPD3, PIGR, SERPINB3, SPINK7, SPRR2D, SPRR3, SBSN, TXN, TAGLN2, WFDC2 делают заключение о наличии рака шейки матки - РШМ. Использование данного способа позволяет дифференцировать неопластические процессы в эпителии шейки матки у ВПЧ-позитивных женщин по степени тяжести, с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости. 6 пр., 8 ил.

 

Изобретение относится к области медицины, а именно - к гинекологии, к способам дифференциации неоплазий шейки матки с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости. Может быть использовано для оценки динамики развития патологического процесса, определения риска малигнизации неоплазий шейки матки при ВПЧ-инфекции и эффективности выбранной тактики лечения пациенток с неопластическими изменениями шейки матки.

Рак шейки матки (РШМ) занимает лидирующую после рака груди позицию среди онкологических заболеваний у женщин, характеризующуюся высоким уровнем смертности (около половины всех случаев). Ежегодно детектируется около 500 тысяч новых случаев РШМ; в России в 2002 году - более 12 тысяч новых случаев онкологических заболеваний ШМ [1]. Причем, растет как процент пациенток репродуктивного возраста (более 70%), так и процент больных РШМ на поздних стадиях (IV стадия - 37.1-47.3%) [1].

В патогенезе РШМ ключевая роль в развитии неоплазий и рака ШМ отводится вирусу папилломы человека (ВПЧ) высокого онкогенного риска [2]: при персистенции данных типов ВПЧ более 3 лет у 27% женщин обнаруживаются цервикальные интраэпителиальные неоплазий (ЦИН) тяжелой степени, предшествующие РШМ [3]. Выбор адекватной тактики лечения для каждого отдельного случая ЦИН представляется ключевым моментом ведения таких пациенток. В частности, необоснованный объем радикальной терапии значительно снижает репродуктивную функцию пациенток и качество жизни; длительное наблюдение может привести к развитию более тяжелых форм ЦИН и малигнизации неоплазий. Проведение кольпоскопии с последующей биопсией является стандартом диагностики характера патологически измененного эпителия шейки матки. Вместе с тем, гистологическое заключение, как правило, сводится к анализу структуры тканей и не может быть маркером риска дальнейшего прогрессирования процесса или его регресса, что крайне важно особенно для молодых женщин. К тому же, ошибки, которые встречаются при гистологическом анализе цервикальных интраэпителиальных неоплазий (CIN) различной степени тяжести могут приводить либо к слишком интенсивному иногда неоправданному лечению пациентов, либо, наоборот, к недостаточно радикальному лечению пациентов, что особенно опасно при дисплазии тяжелой степени. Следовательно, необходимы высокоспецифичные биомаркеры как для диагностики ВПЧ - ассоциированных заболеваний шейки матки на ранних этапах их развития, так и для оценки риска малигнизации процесса [4].

С развитием высокоточных современных методов масс-спектрометрии (МС) появилась возможность быстрого анализа молекулярного состава сложных биологических жидкостей (кровь, моча) и тканей с целью выявления новых патогенетических механизмов, лежащих в основе образования неоплазий и их метастазирования [5]. Эти так называемые ранние признаки рака охватывают несколько биологических функций и постепенно накапливаются в ходе развития опухолевой ткани, приводящее к нарушению дифференцировки и созревания клеток многослойного плоского эпителия шейки матки, молекулярно-генетическим, иммунологическим изменениям (подавление иммунного ответа, ингибиторов роста, апоптоза, индукции ангиогенеза, увеличение энергетического обмена). Можно предположить, что белки клеток и выделяемой ими цервиковагинальной жидкости (ЦВЖ) могут явиться маркерами диагностики предраковых состояний и их развития на ранних стадиях. ЦВЖ содержит как продукты жизнедеятельности микроорганизмов, населяющих нижний отдел женского генитального тракта, так и отслоившиеся эпителиальные клетки, шеечную слизь, секрет желез эндометрия и маточных труб, воду, муцин, белки, углеводы и неорганические вещества [6]. Неинвазивность и простота забора ЦВЖ также сильно повышает ее диагностическую ценность. Белковый состав ЦВЖ отражает как физиологические изменения в шейке матки (менструальный цикл, беременность), так и патологические процессы - воспалительные изменения (обусловленные бактериальными и вирусными инфекциями) и неопластические процессы эпителия ШМ [4, 7, 8].

В качестве прототипа предлагаемого метода взят способ, описанный в [4], согласно которому методом протеомного анализа ЦВЖ продемонстрирована возможность дифференциации степени неоплазий у групп пациентов с LSIL, ASCUS, РИТМ. Были идентифицированы некоторые характерные белки для различных неоплазий. Авторы сами отмечают, что дифференциация степени неоплазий не являлась целью данной работы, поэтому получены лишь предварительные результаты по возможным маркерным белкам. Недостатком данной работы является очень малая выборка образцов (несколько образцов для каждого типа неоплазий) и, как следствие, отсутствие какой-либо статистической обработки результатов. Также детально не описан способ забора ЦВЖ и его дальнейшая пробоподготовка. Данные факторы не позволяют предложить какой-либо воспроизводимый подход для дифференциации степени неоплазий, и последующего использования в предложенных белков-маркеров в клинической практике для мониторинга состояния пациента и возможности ранней неинвазивной диагностики.

Задачей, решаемой изобретением, является разработка способа дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости, отличающийся тем, что определяют с помощью хромато-масс-спектрометрического анализа панель значимо изменяющихся специфических белков в цервиковагинальной жидкости и при наличии в панели белков CAST, GM2A, SPINK5, SBSN, ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3 делают заключение о дисплазии тяжелой степени - HSIL, при наличии в панели белков ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3, IGHA1,SERPINB13, SPRR1A делают заключение о дисплазиии легкой степени - LSIL, при наличии белков IGHA1, SERPINB 13, SPRR1A, CAST, GM2A, SPINK5, SBSN делают заключение об атипии клеток - ASCUS, при наличии в панели белков CTSV, CD5L, CLU, COL1А2, SPRR1A, SPRR1B, CRISP3, CTSC, EVPL, CAPZB, H1F0, IVL, LYPD3, PIGR, SERPINB3, SPINK7, SPRR2D, SPRR3, SBSN, TXN, TAGLN2,WFDC2 делают заключение о раке шейки матки - РШМ.

Поставленная задача решается предлагаемым способом, состоящим в заборе и приготовлении образца ЦВЖ с целью выделения смеси белков, их дальнейшего гидролиза и хромато-масс-спектрометрического анализа, проведении идентификации белков по базе данных, полуколичественном сравнительном анализе уровня экспрессии белков в разных группах образцов с целью идентификации панели значимых белков позволяющих проводить дифференциацию цервикальных интраэпителиальных неоплазий.

На Фиг. 1 показана схема получения хромато-масс-спектрометрических данных, определения протеомного состава образцов ЦВЖ для последующего статистического классификационного анализа. Забор цервиковагинальной жидкости проводился после орошения влагалища и шейки матки 5 мг раствором натрия хлорида 0,9% с последующим центрифугированием 10 минут при 2000 g и 4°С для удаления клеток и хранением при -75°С. После быстрого размораживания образцов с встряхиванием, проводилось восстановление и алкилирование белков в ЦВЖ с последующим осаждением ледяным ацетоном и трипсинолизом [9, 10]. Полученная пептидная фракция анализировалась методами хромато-масс-спектрометрии (HPLC-MS/MS) в соответствии с разработанными протоколами [9, 10]. Масс-спектрометрические обрабатывались вначале в программном пакете MaxQuant с идентификацией пептидов и белков по базе данных SwissProt, затем белки, идентифицированные не менее чем по двум пептидам включались в полуколичественный анализ методом «без метки» в программном пакете Perseus [9].

На Фиг. 2 приведена меж- и внутригрупповая вариабельность протеома ЦВЖ для пяти групп по 30 ВПЧ-позитивных пациенток в каждой (здоровые - NILM; атипия клеток - ASCUS, дисплазия легкой степени - LSIL, дисплазия тяжелой степени - HSIL, рак шейки матки - РШМ). Для этого определялись усредненные значения интенсивности белков в клинических группах. В результате был введен следующий критерий: потенциальный биомаркер должен быть обнаружен не менее чем в трех повторах в группе.

На Фиг. 3 приведены результаты филогенетического анализа белков, общих для всех пяти групп из 150 ВПЧ-позитивных пациенток (здоровые - NILM; атипия клеток -ASCUS, дисплазия легкой степени - LSIL, дисплазия тяжелой степени - HSIL, рак шейки матки - РШМ на основе протеомной композиции и уровня белков (Евклидово расстояние). В результате определяются как кластеризуются группы, то есть какие клинические группы имеют близкий протеомный состав ЦВЖ.

На Фиг. 4 приведены биологические функции белков в ЦВЖ, определенные по результатам анализа в базе данных Gene Ontology. Вследствие высокой вариабельности протеомных данных список белков был сокращен, а именно включены только белки присутствующие в ЦВЖ всех групп пациенток (здоровые - NILM; атипия клеток - ASCUS, дисплазия легкой степени - LSIL, дисплазия тяжелой степени - HSIL, рак шейки матки - РШМ) не менее чем в трех повторах.

На Фиг. 5 представлены графики счетов, полученные на основании OPLS-DA анализа МС данных по относительной интенсивности белков (по результатам полуколичественного анализа в программе Perseus) в образцах ЦВЖ четырех групп по 7 пациентов (здоровые - NILM; атипия клеток - ASCUS, дисплазия легкой степени - LSIL, дисплазия тяжелой степени - HSIL). Каждая отдельная точка соответствует отдельному образцу: синие - NILM, красные - ASCUS, LSIL и HSIL.

На Фиг. 6 представлен метод выделения панели белков характерных для неопластического процесса определенной степени тяжести (ASCUS, LSIL или HSIL), в данном примере - HSIL. Из 21 белка достоверно изменяющегося при различных типах неопластических процессов, связанных с поражением шейки матки ВПЧ, были выделены белки, для которых наблюдается одинаковый характер изменения уровня экспрессии в двух или трех группах одновременно. Жирным курсивом отмечены белки, экспрессия которых изменяется в двух одинаковых группах. На основании этих данных можно выделить белки, специфичные для отдельной группы, в данном примере - HSIL.

На Фиг. 7. приведен список белков ЦВЖ, значимо изменяющиеся в группах ASCUS, HSIL, LSIL, относительно группы NILM.

На Фиг. 8. приведен список белков ЦВЖ, достоверно изменяющиеся при РШМ, относительно группы NILM.

Способ был реализован на масс-спектрометре Maxis Impact qTOF (BrukerDaltonics, Bremen, Germany) с жидкостным нанопоточным хроматографом Agilent 1100 (Agilent Technologies, USA) и наноспрейным источником, специальной системе для протеомных исследований. Трипсинолизованные белки (смесь триптических пептидов) объемом 2 мкл разделялась по времени методом высокоэффективной обратнофазной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ) в трех повторах со следующими параметрами: сорбент Reprosil-PurBasic C18, 3 μm, 100 А; колонка (l=12 см, d (внутренний) = 75 мкм); скорость потока 0.3 мкл/мин; градиентный режим (3% растворителя В (0.1% муравьиная кислота в ацетонитриле), 97% растворителя А (0.1% муравьиная кислота в воде) - 15 минут, линейный градиент от 3 до 50% растворителя В - 90 минут, 95% растворителя В - 15 минут, линейный градиент от 95 до 3% растворителя В - 5 минут). Между образцами проводилась промывка системы смесью вода-ацетонитрил (50/50) для очистки хроматографической системы от остатков предыдущего образца. Тандемная масс-спектрометрия (МС/МС) веществ после их ионизации проводилась методом результат-зависимого анализа (DDA) с динамическим исключением со следующими параметрами: диапазон масс m/z=300-1600, масс-спектр первичных ионов (МС) получали при разрешении 20000 для m/z=400, затем пять наиболее интенсивных пиков по очереди изолировались и подвергались фрагментации (МС/МС) методом столкновительной диссоциации (энергия 35 eV) с последующим исключением этих ионов на 30 секунд.

Возможность реализации заявляемого метода с получением заявленного технического результата иллюстрируют нижеследующие примеры анализа протеомного состава ЦВЖ для демонстрации воспроизводимости метода, его потенциала для определения новых биомаркеров неоплазий эпителия шейки матки, возможности дифференциации нормальной ткани эндометрия шейки матки (NILM) и ткани с неопластическими процессами (ASCUS, LSIL, HSIL), идентификации возможных маркерных веществ для классификации степени тяжести неопластического процесса, в том числе рака шейки матки (РШМ).

В качестве ПРИМЕРА 1, демонстрирующего воспроизводимость метода (Фиг.1) и его потенциал для определения новых биомаркеров неоплазий эпителия шейки матки были оценены меж- и внутригрупповые изменения протеомного состава ЦВЖ для пяти групп 150 ВПЧ-позитивных пациенток с различной степенью неоплазий шейки матки - от здоровых до группы с раком шейки матки (Фиг. 2). 54% белков (всего - 664 белка) оказались общими для всех групп, при этом каждая группа характеризовалась не менее чем 21 белков, специфичным только для данной группы. На основании сравнительного анализа уровня экспрессии белков, общих для всех пяти групп можно определить какие клинические группы сходны между собой по белковому профилю ЦВЖ (Фиг. 3). Полученная картина по кластеризации на основе протеомных данных согласуется с клинической картиной, то есть группы с малыми поражениями (ASCUS, HSIL) наиболее близки друг другу по протеомному профилю и четко дифференцируется от группы контроля (LSIL). Также можно наблюдать, что тяжелые поражения (HSIL и РШМ) имеют выраженные отличия в протеомных профилях как по сравнению друг с другом, так по сравнению с малыми поражениями и с группой контроля.

В качестве ПРИМЕРА 2, демонстрирующего возможности работы метода для поиска биомаркеров неопластических процессов в эпителии шейки матки были проанализированы биологические функции белков в ЦВЖ (Фиг. 4). Анализировались 128 белков, встречавшихся во всех группах минимум в трех повторах. Оказалось, что более половины белков обладают метаболической функцией, в основном - участвуют в процессах протеолитического расщепления белков. Около 20% белков участвуют в процессах регуляции, 20% - белки иммунного ответа и стресс-белки. Соответственно при делении по классам основная часть белков относится к ингибиторам протеаз, то есть может усиливать развитие патологического процесса при дисплазии ткани, снижая активность ферментов системы апоптоза.

В качестве ПРИМЕРА 3 показана возможность классификации нормальной ткани эндометрия шейки матки (NILM) и ткани с неопластическими процессами (ASCUS, LSIL, HSIL) методом OPLS-DA по полуколичественным протеомным данным, полученным в программе Perseus по результатам идентификации в MaxQuant. В результате построения OPLS-DA модели для протеомных данных (Фиг. 5) было достигнуто достоверное разделение контрольных образцов (NILM - область 1) и группы с неоплазией (ASCUS, LSIL, HSIL - область 2), что говорит о высокой значимости и возможной диагностической ценности модели.

В качестве ПРИМЕРА 5 продемонстрированы возможные маркерные белки для классификации степени тяжести неопластического процесса, то есть приведены данные (Фиг. 7) по группе белков, достоверно изменяющихся в различных группах по результатам ANOVA теста (p<0.01). Данные белки могут рассматриваться в качестве возможных маркеров озлокачествления клеток эпителия шейки матки. Ранее была продемонстрирована защитная функция FBLN1, KLK6, SERPINB3 и SERPINB4 при опухолевой трансформации клеток. Наоборот, белки ANXA3, TGM1 и SERPINB13 способствуют развитию злокачественной трансформации эпителия шейки матки, так как ANXA3 и TGM1 повышают пролиферацию и миграцию клеток эпителия [11-14], а SERPINB13 подавляет апоптотические процессы в кератиноцитах [16]. По полученным данным о характерных белках для неопластических процессов эпителия шейки матки (Таблица 1) можно выделить панели белков характерных для неопластического процесса определенной степени тяжести (ASCUS, LSIL или HSIL), например, HSIL (Фиг. 6): GM2A, SPINK5, CRISP5, SPRR3. Обнаруженное повышение содержания GM2A соотносится с ранее полученными данными о связи данного белка с повышением пролиферации трансформированных клеток [15]. В итоге, можно сделать предположение, что при онкологии шейки матки происходит истощение резервных систем организма, в результате чего, вместо иммунного ответа или усиления апоптоза можно наблюдать угнетение данных функций, вместо этого активируются белки, отвечающие за супрессию опухолеобразования, усиления метастазирования и пролиферации малодифференцированных опухолевых клеток.

В качестве ПРИМЕРА 6 продемонстрированы возможные маркерные белки в ЦВЖ для рака шейки матки (РШМ), то есть приведены данные (Фиг. 8) по группе белков, достоверно изменяющихся в группе РШМ относительно группы здоровых пациентов (NILM) по результатам AN OVA теста (p<0.01). Данные белки могут рассматриваться в качестве возможных маркеров РШМ. Белки, участвующие в иммунных процессах представлены в основном регуляторными белками, среди них можно выделить уменьшение экспрессии белков ORM1 и ORM2 моделирующих активность иммунной системы во время реакции острой фазы. Кроме того уменьшается экспрессия белков альтенативного (CFB) и классического путей активации комплемента (С4ВРА). Понижение уровня белка LRG1 участвующего в дегрануляции нейтрофилов возможна, опосредована истощением резервов связанных с формированием капсулы опухоли из мертвых нейтрофилов. Уровень белка CRISP3 потенциального участника врожденной иммунной системы напротив, увеличивается. Также повышается экспрессия SERPINB3, это связанно с тем, что данный белок может действовать как протеазный ингибитор для модуляции иммунного ответа организма хозяина на опухолевые клетки, он также усиливает онкогенную трансформацию и эпителиально-мезенхимальный переход, что может быть связано с процессами метастазирования. Другие протеазные ингибиторы из списка достоверно изменяющихся белков относятся к цистеиновым, сериновым и протеазам широкого спектра. Цистеиновые протеазные игнгибиторы CTSV, CSTA, CSTB, PRSS27 увеличивают свой уровень, как и ингибиторы широкого спектра A2ML1. Сериновые протеазные ингибиторы при онкологии шейки матки могут, как увеличивать (SERPINB1, SPINK7), так и уменьшать свой уровень (SERPINC1, SERPINA1). Кроме того уменьшается уровень ингибиторов широкого спектра WFDC2 и VTN. Отмечено понижении экспрессии протеазы CTSC, которая принимает участие в регуляции апоптотического сигналингового пути. У других ферментов принимающих участие в регуляции апоптотического процесса также уменьшается уровень экспрессии. Белок AHSG регулирует фагоцитоз апоптотическох клеток, ANXA5 и HRG участвуют в регуляции апоптотического процесса, HRG помимо этого участвует в отрицательной регуляция пролиферации и клеточного роста. CD5L участвует в ингибировании апоптотического процесса в макрофагах и уровень данного белка также понижен

Список литературы

1. http://www.who.int/mediacentre/factsheets/fs380/en

2. Zur Hausen Н. Papillomaviruses causing cancer: evasion from host-cell control in early events in carcinogenesis. J Natl Cancer Inst 2000; 92:690-8

3. Бурменская O.B., Назарова H.M., Прилепская B.H., Мзарелуа Г.М., Бестаева Н.В, Трофимов Д.Ю., Сухих Г.Т; Прогнозирование риска развития и прогрессирования цервикальньгх интраэпителиальных неоплазий, ассоциированных с папилломавирусной инфекцией. Акушерство и гинекология. 2016; №2:92-98

4. Van Raemdonck GA, Tjalma WA, Coen EP, Depuydt CE, Van Ostade XW. Identification of protein biomarkers for cervical cancer using human cervicovaginal fluid. PLoS One. 2014 Sep 12; 9(9):e106488. doi: 10.1371/journal.pone.0106488. eCollection 2014.

5. Yang, H., Lau, W. В., Lau, В., Xuan, Y., Zhou, S., Zhao, L., Luo, Z., Lin, Q., Ren, N., Zhao, X. and Wei, Y. (2015), A mass spectrometric insight into the origins of benign gynecological disorders. Mass Spec Rev. doi:10.1002/mas.21484

6. Klein LL, Jonscher KR, Heerwagen MH Gibbs RS, McManaman JL: Shotgan proteomic analysis of vaginal fluid from woman in late pregnancy. Reprod sci 2008, 15:263-273

7. Venkataraman N., Cole AL, Svoboda P, Pohl J, Cole AM: Cationic polypeptides are required for anti-HIV-1 activity of human vaginal fluid. J Immunol. 2005

8. Good DM, Thongboonkerd V, Novak J, Bascands JL, Schanstra JP, Coon J J, Dominiczak A, Mischak H: Body fluid proteomics for biomarker discovery: lessons from the past hold the key to success in the future. J proteome Res 2007, 6:4549-4555.

9. М.Д. Зардиашвили, B.E. Франкевич, H.M. Назарова, A.E. Бугрова, A.C. Кононихин, А. Г. Бржозовский, Н.Л. Стародубцева, A.B. Асатурова, Г.Т. Сухих Характеристика изменений протеомного состава цервиковагинальной жидкости при заболеваниях шейки матки, ассоциированных с ВПЧ-инфекцией // Акушерство и гинекология - 2017, №4, стр. 199-125

10. Н.Л. Стародубцева, Н.М. Назарова, М.Д. Зардиашвили, О.В. Бурменская, А.Е. Бугрова, В.В Чаговец, А.С. Кононихин, Д.Ю. Трофимов, В.Е. Франкевич, Г.Т. Сухих Комбинация протеомного и транскриптомного подходов для определения риска малигнизации неоплазий шейки матки при ВПЧ-инфекции // Акушерство и гинекология - №5 - 2017 - стр. 64-71

11. A tumor-protective role for human kallikrein-related peptidase 6 in breast cancer mediated by inhibition of epithelial-to-mesenchymal transition. Pampalakis G, Prosnikli E, Agalioti T, Vlahou A, Zoumpourlis V, Sotiropoulou G.Cancer Res. 2009 May 1; 69(9):3779-87. doi: 10.1158/0008-5472. CAN-08-1976. Epub 2009 Apr 21.

12. Estradiol and fibulin-1 inhibit motility of human ovarian- and breast-cancer cells induced by fibronectin.Hayashido Y, Lucas A, Rougeot C, Godyna S, Argraves WS, Rochefort H.Int J Cancer. 1998 Feb 9; 75(4):654-8.

13. SERPINB3 induces epithelial-mesenchymal transition. Quarta S., Vidalino L., Turato C, Ruvoletto M., Calabrese F., Valente M., Cannito S., Fassina G., Parola M., Gatta A.

14. SERPINB3 and B4: From biochemistry to biology. Sun Y, Sheshadri N, Zong WX. Semin Cell Dev Biol. 2017 Feb; 62:170-177. doi: 10.1016/j.semcdb.2016.09.005. Epub 2016 Sep 13.

15. Identification of ganglioside GM2 activator playing a role in cancer cell migration through proteomic analysis of breast cancer secretomes.Jihye Shin, Gamin Kim, Jong Won Lee, Ji Eun Lee, Yoo Seok Kim, , Lee, Sei Hyun Ann, Hoguen Kim, and Cheolju Lee.Cancer Sci. 2016 Jun; 107(6): 828-835.

16. Hurpin is a selective inhibitor of lysosomal cathepsin L and protects keratinocytes from ultraviolet-induced apoptosis. Weiss Т., Sun J., Irving J.A., Blum R., Smith A.I., Whisstock J.C., Pike R.N., von Mikecz A., Ruzicka Т., Bird P.I., Abts H.F. Biochemistry 42:7381-7389(2003).

17. Elevated S100A9 expression in tumor stroma functions as an early recurrence marker for early-stage oral cancer patients through increased tumor cell invasion, angiogenesis, macrophage recruitment and interleukin-6 production. Fang WY, Chen YW, Hsiao JR, Liu CS, Kuo YZ, Wang YC, Chang КС, Tsai ST, Chang MZ, Lin SH, Wu LW. Oncotarget. 2015 Sep 29; 6(29):28401-24. doi: 10.18632/oncotarget.4951.

Фиг. 1. Схема получения получения хромато-масс-спектрометрических данных, определения протеомного состава образцов ЦВЖ для последующего статистического классификационного анализа.

Фиг. 2. Внутри и межгрупповая вариабельность протеома ЦВЖ.

Фиг. 3. Филогенетическое дерево, построенное на основе протеомной композиции и уровня белков общих для всех пяти групп пациентов.

Фиг. 4. Аннотация белков ЦВЖ: А - биологические процессы, В - классы белков.

Фиг. 5. Графики OPLS-DA анализа, построенные согласно полуколичественным протеомным данным для четырех групп (контроль, NILM - область 1; неопластические изменения, ASCUS, LSIL и HSIL - область 2).

Фиг. 6. Пример создания панели биомаркеров для характеристики группы HSIL по белкам ЦВЖ, достоверно изменяющихся при различных формах ВПЧ-ассоциированных поражений.

Фиг. 7. Белки ЦВЖ, значимо изменяющиеся в группах ASCUS, HSIL, LSIL, относительно группы NILM.

Фиг. 8. Белки, достоверно изменяющиеся при РШМ, относительно группы NILM.

Способ дифференциации цервикальных интраэпителиальных неоплазий с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости, отличающийся тем, что анализируют с помощью хромато-масс-спектрометрического метода панель значимо изменяющихся специфических белков в цервиковагинальной жидкости и при обнаружении белков CAST, GM2A, SPINK5, SBSN, ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3 делают заключение о наличии дисплазии тяжелой степени - HSIL, при обнаружении белков ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3, IGHA1, SERPINB13, SPRR1A делают заключение о наличии дисплазии легкой степени - LSIL, при обнаружении белков IGHA1, SERPINB13, SPRR1A, CAST, GM2A, SPINK5, SBSN делают заключение о наличии атипии клеток - ASCUS, при обнаружении белков CTSV, CD5L, CLU, COL1A2, SPRR1A, SPRR1B, CRISP3, CTSC, EVPL, CAPZB, H1F0, IVL, LYPD3, PIGR, SERPINB3, SPINK7, SPRR2D, SPRR3, SBSN, TXN, TAGLN2, WFDC2 делают заключение о наличии рака шейки матки - РШМ.



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к медицине и может быть использовано для диагностики нарушения развития плода на фоне обострения цитомегаловирусной инфекции. Способ осуществляют путем определения содержания в гомогенате плаценты 11-дезоксикортизола, который подавляет синтез кортизола.

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для объективной оценки степени выраженности воспалительного процесса в эндометрии и стадии клинического течения при хроническом эндометрите (ХЭ).

Изобретение относится к медицине и может быть использовано для объективной оценки степени выраженности воспалительного процесса в эндометрии и стадии клинического течения при хроническом эндометрите (ХЭ).

Изобретение относится к области биотехнологии. Предложен прибор для биологических исследований.

Изобретение относится к медицине, в частности к онкологии, а именно к гепатобилиарной хирургии, и касается способа предоперационной оценки объемов резекций печени у больных первичным и метастатическим раком печени для снижения частоты развития пострезекционной острой печеночной недостаточности (ПРОПН).

Изобретение относится к области медицины, а именно к диагностике путем исследования физических и химических свойств крови, и может быть использовано в клинической практике для диагностики злокачественных новообразований головного мозга.
Изобретение относится к медицине и может быть использовано в нейрогистологии для контроля за динамикой регенерации после травмы периферических нервов. Для этого у животного (крысы) с наличием травмы периферического нерва на сроках 90, 150, 300 сутки после травмы берут для исследования образец сыворотки крови, исследование проводят с использованием метода ИК-спектроскопии, для этого образец сыворотки крови предварительно высушивают, сухой остаток измельчают и суспензируют в вазелиновом масле, ИК-спектры снимают в области 1200-1000 см-1, затем определяют высоту пиков полос поглощения с максимумами при 1165, 1125, 1070, 1025 см-1, после чего вычисляют значение отношения высоты пика с максимумом при 1165 см-1 к высоте пика с максимумом при 1125 см-1 (ПАРАМЕТР 1) и значение отношения высоты пика с максимумом при 1070 см-1 к высоте пика с максимумом при 1025 см-1 (ПАРАМЕТР 2), и при значении ПАРАМЕТРА 1 на 90 сутки >1,06, на 150 сутки >1,11, на 300 сутки >0,88 и при значении ПАРАМЕТРА 2 на 90 сутки <0,76, на 150 сутки <0,63, на 300 сутки <0,73 делают заключение о положительной динамике регенерации периферического нерва после травмы.
Изобретение относится к медицине и может быть использовано в нейрогистологии для контроля за динамикой регенерации после травмы периферических нервов. Для этого у животного (крысы) с наличием травмы периферического нерва на сроках 90, 150, 300 сутки после травмы берут для исследования образец сыворотки крови, исследование проводят с использованием метода ИК-спектроскопии, для этого образец сыворотки крови предварительно высушивают, сухой остаток измельчают и суспензируют в вазелиновом масле, ИК-спектры снимают в области 1200-1000 см-1, затем определяют высоту пиков полос поглощения с максимумами при 1165, 1125, 1070, 1025 см-1, после чего вычисляют значение отношения высоты пика с максимумом при 1165 см-1 к высоте пика с максимумом при 1125 см-1 (ПАРАМЕТР 1) и значение отношения высоты пика с максимумом при 1070 см-1 к высоте пика с максимумом при 1025 см-1 (ПАРАМЕТР 2), и при значении ПАРАМЕТРА 1 на 90 сутки >1,06, на 150 сутки >1,11, на 300 сутки >0,88 и при значении ПАРАМЕТРА 2 на 90 сутки <0,76, на 150 сутки <0,63, на 300 сутки <0,73 делают заключение о положительной динамике регенерации периферического нерва после травмы.

Изобретение относится к области исследования или анализа материалов. Устройство для исследования биохимических систем, содержащих магнитные наночастицы, включает два независимых источника питания, один из которых соединен с генератором, который в свою очередь соединен через модулятор и коммутационный блок с индуктором постоянного либо низкочастотного магнитного поля, а второй источник питания соединен с генератором, подключенным к индуктору высокочастотного магнитного поля; средства термостабилизации рабочей области; датчик поля, выполненный с возможностью измерения величины магнитного поля в рабочей области устройства; сенсорный дисплей, выполненный с возможностью ввода и вывода параметров магнитного поля; микроконтроллер, соединенный с перечисленными конструктивными элементами устройства.

Изобретение относится к медицине, а именно к педиатрии, и может быть использовано для прогнозирования риска развития вторичной кардиомиопатии при эпилепсии у детей.

Изобретение относится к области медицины, а именно к гинекологии, и может быть ипользовано для дифференциации неоплазий шейки матки с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости. Для этого анализируют с помощью хромато-масс-спектрометрического метода панель значимо изменяющихся специфических белков в цервиковагинальной жидкости и при обнаружении белков CAST, GM2A, SPINK5, SBSN, ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3 делают заключение о наличии дисплазии тяжелой степени – HSIL. При обнаружении белков ACTG1, SERPINB1, СЕАСАМ5, CRISP3, SPRR3, IGHA1, SERPINB13, SPRR1A делают заключение о наличии дисплазии легкой степени – LSIL. При обнаружении белков IGHA1, SERPINB13, SPRR1A, CAST, GM2A, SPINK5, SBSN делают заключение о наличии атипии клеток – ASCUS. При обнаружении белков CTSV, CD5L, CLU, COL1A2, SPRR1A, SPRR1B, CRISP3, CTSC, EVPL, CAPZB, H1F0, IVL, LYPD3, PIGR, SERPINB3, SPINK7, SPRR2D, SPRR3, SBSN, TXN, TAGLN2, WFDC2 делают заключение о наличии рака шейки матки - РШМ. Использование данного способа позволяет дифференцировать неопластические процессы в эпителии шейки матки у ВПЧ-позитивных женщин по степени тяжести, с помощью анализа протеомного состава цервиковагинальной жидкости. 6 пр., 8 ил.

Наверх