Фармацевтическая композиция, предназначенная для лечения ожоговых поражений кожи

Изобретение относится к медицине, в частности к разработке и применению нового фармацевтического средства, предназначенного для оптимизации течения процессов репаративной регенерации при ожогах кожи. Предложено применение пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в качестве регуляторного, протекторного, нормализующего и противовоспалительного средства для лечения ожоговых поражений кожи. Предложен новый состав противоожогового средства, содержащий активное вещество в виде указанного регуляторного пептида 0,1-100 мг/л, гидрогель на основе Carbopol ETD 2020 4,5 г/л, и вода дистиллированная - остальное. Состав высокоэффективен в низких дозах пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, удобен и прост в применении. 2 н.п. ф-лы, 4 ил., 1 табл., 2 пр.

 

Изобретение относится к медицине, а именно к разработке и применению нового фармацевтического средства, предназначенного для лечения ожоговых поражений кожи. Применение гидрогеля, содержащего регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, является перспективным методом оптимизации течения процессов репаративной регенерации при ожогах кожи.

Актуальность разработки препарата определяется тем, что ожоги являются одной из основных причин инвалидности взрослого и детского населения развитых стран, однако, проблема лечения таких пострадавших остается во многом не решенной [1]. По данным Росстата в 2017 г. в нашей стране зарегистрировано 278,2 тысяч пациентов с диагнозом термический и химический ожог, при этом среди них 68,7 тысяч дети [2].

Современная тактика лечения ожоговых поражений является мультидисциплинарой и проводится с учетом особенностей патогенеза ожоговой болезни и ее осложнений [3]. Благодаря прогрессу медицинской науки внедрены патогенетически обоснованные методы антибактериальной терапии, иммунокоррекции местного лечения ран [4]. Перспективным представляется разработка новых методов лечения поверхностных и глубоких ожоговых поражений биотехнологическими, в том числе клеточными продуктами, биополимерными раневыми покрытиями с живыми клетками - скаффолдами [5, 6].

Один из перспективных путей повышения эффективности лечения ожоговых поражений предусматривает использование ростовых стимуляторов и факторов регенерации, в частности, эпидермального, фибробластического, тромбоцитарных факторов роста: тромбоцитарный фактор роста (PDGFA+B), инсулиноподобные факторы роста (IGFI, II). Однако, в настоящий момент этот подход еще не привел к созданию лечебного средства для эффективной терапии ожоговых поражений.

Новым направлением в области создания эффективных и безопасных лекарственных средств регуляторного, протекторного, нормализующего, противоопухолевого и противовоспалительного действия является создание фармацевтических средств на основе эндогенных регуляторных пептидов, высокоэффективных и обладающих низкой токсичностью. Примером такого регуляторного пептида является пептид общей формулы Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg, обладающий противоопухолевой, протекторной и нормализующей активностью. Регуляторная активность пептида, согласно патенту РФ № 2213747, показана при индуцировании дифференциации и ингибировании пролиферации клеток раковых образований [7]. Патент РФ № 2557003 на амидную форму этого регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 предлагает его в качестве нейропротекторного и ноотропного средства, направленного на профилактику и лечение болезни Альцгеймера и ишемического инсульта [8]. Известен также патент на использование регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в качестве анксиолитического средства, направленного на профилактику и лечение тревожных расстройств [9].

Однако возможность использования регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в качестве лекарственного препарата противоожогового действия неизвестно. Техническим результатом, достигаемым при реализации изобретения, является обнаружение у известного регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, обладающего противоопухолевой, нейропротекторной, ноотропной и анксиолитической активностью, противоожоговой активности, что определяет возможность его использования в низких дозах в качестве средства, в виде удобной для применения лекарственной формы без нежелательных побочных эффектов с хорошей переносимостью.

Выраженность противоожогового действия этого нового лекарственного препарата, которая происходит на фоне традиционной терапии тяжелых ожоговых повреждений, реализуется в виде ускорения процессов эпителизации ран к 28 суткам на 71,11% (p<0,01) и снижению частоты развития гнойных осложнений на 62,5% (p<0,05). При этом, применение фармацевтической композиции, содержащей регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 не приводит к возникновению нежелательных побочных эффектов.

Вышеописанный технический результат достигается тем, что известный регуляторный пептид общей формулы: Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 применяется в качестве средства для терапии ожоговых поражений кожи в виде раствора в гидрогеле на основе Carbopol ETD 2020 [10].

В лекарственном составе противоожоговой фармацевтической композиции, содержащего активное вещество, растворенное в гидрогеле, в качестве активного компонента содержится регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, а в качестве редкосшитого акрилового полимера, - Carbopol ETD 2020, и при следующем соотношении компонентов:

Регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 - 0,1-100 мг/л

Редкосшитый акриловый полимер, Carbopol ETD 2020, - 4,5 г/л

Вода дистиллированная - остальное

Лекарственной форме присвоено название - Хеалинггель.

Предложенный в качестве фармацевтической композиции для терапии ожогов регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, строение которого соответствует фрагменту 41TGENHR46 фактора дифференциации, присутствует в крови и ЦНС млекопитающих [11]. Известно, что регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 оказывает протекторное действие на клетки гиппокампа мозга, защищая их от деградации вызванной токсическим действием амилоидного пептида [12]. Ранее, при исследовании механизма фармакологического действия регуляторного пептида было показано что, NMDA-рецепторы являются функциональной мишенью специфического фармакологического эффекта регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 [13]. Специфическая нейропрогекторная активность регуляторного пептида также связана со стимуляцией нейростероидогенеза, подавлением экспрессии 5-альфа редуктазы и восстановлением уровней стероидов при патологии практически до нормы [14]. Протекторное и ноотропное действие регуляторного пептида на модели болезни Альцгеймера выражается в практически полном восстановлении памяти в результате его хронического применения [15]. Особенностью действия регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 является то, что он оказывает нормализующее действие при патологии, в то время как на контрольных животных не оказывает отрицательного воздействия даже в дозе в сотни раз превышающей терапевтическую [16].

Установлено, что регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg полностью сохраняет дифференцирующую активность полноразмерного фактора индуцировать дифференцировку и ингибировать пролиферацию клеток, в том числе HL-60 [17]. Кроме этого, регуляторный пептид обладает способностью взаимодействовать с липидами клеточных мембран, что сказывается на активности цитокинов, задействованных в пролиферации и дифференцировке клеток по гранулоцитарному пути [18]. Было показано, что регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg усиливает окислительно-восстановительные процессы в клетках и повышает метаболическую активность макрофагов [19].

Пример 1. Изучение влияния раствора регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в гидрогеле на основе Carbopol ETD 2020, на эффективность местного лечения ожогов кожи.

В эксперименте участвовало 48 самцов крыс линии Wistar-Kyoto массой 230-250 гр. Все манипуляции выполнялись под общим ингаляционным наркозом в асептических условиях. Ожог воспроизводили по собственной оригинальной методике (рационализаторское предложение ВМедА им. С.М. Кирова №14287/1 от 19.01.2016). После подготовки операционного поля животное фиксировали к лабораторному столу. Площадь ожога 16 см2 (около 10% от площади тела). На депилированную кожу спины животного помещали датчик электротермопары мультиметра Electroline (Китай), которым определяли температуру кожи и металлической нагревательной пластины. Время экспозиции 10 с при температуре на поверхности кожи 95-97°С.

Фармацевтическую композицию для нанесения на раневую поверхность готовили растворением регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в различных разведениях в гидрогеле на основе Carbopol ETD 2020 (0,45%). Гидрогель, содержащий регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, ежедневно наносили на поверхность раны в течение 7 суток. Всем животным спустя 60 минут после ожога выполнялась некрэктомия до собственной фасции, края раны фиксировались к подлежащим тканям узловыми швами.

Животные были разделены на 6 групп по 8 животных в каждой с учетом концентрации пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в геле. Концентрация составляла: 100 мг/л, 10 мг/л, 1 мг/л, 0,1 мг/л и 0 мг/л в группах №1, №2, №3, №4, №5, соответственно. В группе активного контроля №6 выполнялась только ранняя хирургическая некрэктомия, без последующего лечения.

Оценку эффективности лечения выполняли ежедневно, осуществляли осмотр ран, отмечали характер отделяемого, а также оценку осложнений и летальные исходы. Планиметрическим методом Л.Н. Поповой определяли площадь ожога и вычисляли индекс заживления по следующей формуле:

где S - площадь ожога при предыдущем измерении, мм2; Sn - площадь ожога при данном измерении, мм2, Т - интервал между измерениями, сутки.

Установлено, что выполнение ранней хирургической некрэктомии в зоне глубокого ожога кожи, с последующим нанесением гидрогеля с регуляторным пептидом Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 (HLDF-6), сопровождалось достоверным сокращением площади раны, при этом величина показателей определялась концентрацией регуляторного пептида в гидрогеле (Таблица). В частности, на 28 сутки в группе №6 в которой выполнялась только некрэктомия на площадь раны 90,38% (до 1,54 см2), при этом нагноения ран наблюдались у 5 животных из 8. На это же время в группе №5, в которой рана после некрэктомии обрабатывалась только гидрогелем, обработка привела к уменьшению площади раны на 27% (до 1,13 см2) по сравнению с группой №6 и нагноения ран наблюдались у 2 животных из 8. Наилучшие результаты были получены в группе №4, в которой рана после некрэктомии обрабатывалась гидрогелем, содержащим 0,1 мг/л регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2. Обработка фармацевтическим средством, содержащим регуляторный пептид привела к уменьшению площади раны на 42% (до 0,90 см2) по сравнению с группой №6 и нагноения ран у животных удалось полностью избежать. Близкие результаты были получены в группе №1, в которой рана после некрэктомии обрабатывалась гидрогелем, содержащим 100 мг/л регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2. Обработка фармацевтическим средством, содержащим регуляторный пептид в этой концентрации привела к уменьшению площади раны на 41% (до 0,91 см2) по сравнению с группой №6 и нагноения ран наблюдалось у 1 животного из 8.

Пример 2. Изучение влияния раствора регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в гидрогеле на основе Carbopol ETD 2020 при гистологическом исследовании биоптатов ран.

Отбор биоптатов для гистологического исследования осуществляли на 14 и 28 сутки, их фиксировали в 10% растворе формалина с последующей проводкой через спирты восходящей концентрации (30-96%) и заливкой в парафин. Гистологические срезы окрашивали гематоксиллином и эозином, исследовали методами световой микроскопии.

При гистологическом исследовании биоптатов ран установлено, что на 14 сутки наблюдения морфологическая картина в зоне ожога имела ряд особенностей с учетом выбора метода лечения. Послеоперационная рана в различных группах животных была различной площади, покрыта массами фибрина, густо инфильтрированного нейтрофильными лейкоцитами (Фиг. 1).

Дно раневого дефекта представлено грануляционной тканью, распространяющейся вплоть до мышечной фасции. Макрофаги и нейтрофилы располагаются диффузно, наиболее густо инфильтрированы поверхностные слои. В прилежащих к фасции отделах отмечаются небольшие очаги инфильтрации лимфоцитами. В группе №4 (HLDF-6 0,1 мг/л) смешанно-клеточная инфильтрация незначительно распространялась на окружающие ткани, в то время как в группах №1 (HLDF-6 100 мг/л), №2 (HLDF-6 10 мг/л) и №3 (HLDF-6 1 мг/л) констатированы достаточно крупные очаги субэпидермальной лейкоцитарной инфильтрации. В группе №5 (гидрогель без HLDF-6) нейтрофильные лейкоциты располагаются не только в дерме, но и самом эпидермисе, формируя немногочисленные микроабсцессы. Кроме того, в грануляционной ткани определяются многочисленные, пролиферирующие, полнокровные сосуды капиллярного типа. Количество микрососудов в грануляционной ткани в группах существенно различалось (Фиг. 2).

На 28 сутки дно дефекта было представлено грубоволокнистой соединительной тканью с большим количеством крупных фибробластов (Фиг. 3). В соединительной ткани сохраняется очаговая инфильтрация лимфоцитами и макрофагами. В группах №1 (HLDF-6 100 мг/л) и №4 (HLDF-6 0,1 мг/л) с незначительным числом нейтрофильных лейкоцитов, в то время как в группах №2 (HLDF-6 10 мг/л) и 3 (HLDF-6 1 мг/л) их количество умеренное. В группе №5 число нейтрофильных лейкоцитов так же умеренное, но в ряде наблюдений выявлены мелкие внутридермальные абсцессы. В группе №5 (гидрогель без HLDF-6) лимфо-гистиоцитарная инфильтрация более выражена, очаги несколько крупнее, сливаются друг с другом. Кроме того, в группе №5 лейкоцитарные инфильтраты распространяются на эпидермис по краям дефекта. Сосуды соединительной ткани представлены капиллярами и мелкими венулами. Эндотелиоциты этих сосудов крупные, пролиферирующие, с округлыми гиперхромными ядрами и скудной эозинофильной цитоплазмой.

В этот же срок в биоптатах отобранных у животных группы №6, перенесших раннюю хирургическую некрэктомию без местного лечения, в отличии от других групп, на дне дефекта располагался слой грануляционной ткани с крупноочаговой инфильтрацией, преимущественно нейтрофильными лейкоцитами (Фиг. 4). Очаги локализовались непосредственно под фибринозным экссудатом, на поверхности дефекта. В отдельных участках отмечается формирование грубоволокнистой соединительной ткани с многочисленными достаточно крупными фибробластами. Сосуды в ткани на дне дефекта полнокровные, представлены множественными капиллярами и немногочисленными, мелкими венулами, с пролиферирующим эндотелием. Эпидермис по краям дефекта с выраженным акантозом, гиперкератозом и мелкоочаговой лейкоцитарной инфильтрацией.

Таким образом, полученные данные свидетельствуют, что применение регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, растворенного в гидрогеле на основе Carbopol ETD 2020, может являться перспективным методом оптимизации течения процессов репаративной регенерации при ожогах кожи. Недельное применение регуляторного пептида, растворенного в гидрогеле в концентрации 0,1 мг/л для терапии ожоговых повреждений, возникших при термическом ожоге кожи III степени, позволило к 28 дню достичь сокращения исходной площади ран на 94,38%. Обработка этим фармацевтическим средством, привела к уменьшению площади раны на 42% (до 0,90 см2), по сравнению с группой, в которой после ранней некрэктомии такой обработки не делали. Важным преимуществом этой фармацевтической композиции для лечения ожоговых повреждений кожи является то, что его применение позволяет полностью избежать нагноения ран, которое возникает у большинства животных после ранней некрэктомии ожоговых повреждений. При гистологическом исследовании биоптатов ран также установлено, что применение регуляторного пептида приводит к существенному улучшению характера ожоговых ран.

Публикации

1. Информационный бюллетень ВОЗ.-2018. (http://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/burns).

2. Оксенойт Г.К. Здравоохранение в России. 2017 / Г.К. Оксенойт, С.Ю. Никитина [и др.] // Здравоохранение в России. 2017: Стат.сб. / Росстат. - М., 2017. - С. 49.

3. Алексеев А.А. Современные технологии местного консервативного лечения пострадавших от ожогов / А.А. Алексеев, А.Э. Бобровников // Анналы хирургии - 2002. - №2. - С. 32-38.

4. Алексеев, А.А. Современные методы лечения ожогов и ожоговой болезни / А.А. Алексеев // Мир без ожогов. - 1999. - №1.

5. Зиновьев Е.В. Экспериментальная оценка эффективности применения адипогенных мезенхимальных стволовых клеток для лечения ожогов кожи III степени / Е.В. Зиновьев, В.Н. Цыган, М.С. Асадулаев, В.Е. Юдин, Р.Г. Стояновский, Н.В. Смирнова, А.С. Шабунин, С.А. Лукьянов, Т.А. Шалоня, Д.В. Костяков. Вестник российской военно-медицинской академии - 2017. - №1. - С. 137-141.

6. Алексеев А.А. Комплексное лечение глубоких ожогов на основе применения хирургической некрэктомии и современных биотехнологических методов / А.А. Алексеев, К.З. Салахиддинов, Б.К. Гаврилюк, Ю.И. Тюрников // Анналы хирургии - 2012. - №6 - С. 41-45.

7. Патент Российской Федерации «Пептид, обладающий противоопухолевой, протекторной и нормализующей активностью, и фармацевтическая композиция», №2213747, 10.10.2003 г.

8. Патент Российской Федерации «Пептид, обладающий нейропротекторной и ноотропной активностью, и фармацевтическая композиция на его основе», №2557003, 22 июня 2015 г.

9. Патент Российской Федерации «Анксиолитическое средство и фармацевтическая композиция анксиолитического действия», №2580311, 14 марта 2016.

10. Technical Data Sheet. TDS - 187. Labrizol Advanced Materials Inc. 2007.

11. Sewell R.D., Gruden M.A., Pache D.M., Storozheva Z.I., Kostanyan I.A., Proshin A.T., Yurashev V.V., Sherstnev V.V. Does the human leukaemia differentiation factor fragment HLDF6 improve memory via brain DNA and protein synthesis? // J. Psychopharmacol. 2005. V. 19. №6. P. 602-608.

12. Костанян И.А., Жохов С.С., Сторожева З.И., Прошин А.Т., Сурина Е.А., Бабиченко И.И., Шерстнев В.В., Липкин В.М. Нейропротекторное действие гексапептида HLDF-6 на нейроны гиппокампа крыс на модели болезни Альцгеймера in vitro и in vivo. // Биоорган. химия. 2006. Т. 32. №4. С. 399-407.

13. Yu.A. Zolotarev, G.I. Kovalev, N.V. Kost, M.E. Voevodina, O.Y. Sokolov, A.K. Dadayan, E.A. Kondrakhin, E.V. Vasileva, A.P. Bogachuk, V.N. Azev, V.M. Lipkin and N.F. Myasoedov Anxiolytic activity of the neuroprotective peptide HLDF-6 and its effects on brain neurotransmitter systems in BALB/c and C57BL/6 mice J. Psychopharmacol., 2016, 30 (9), 922-935.

14. Rzhevsky DI, Zhokhov SS, Babichenko II, et al. (2005) HLDF-6 peptide affects behavioural reactions and organism functions dependent on androgen hormones in normal and castrated male mice. Regul Peptides 127: 111-121.

15. Bogachouk A.P., Storozheva Z.I., Solovjeva O.A., Sherstnev V.V., Zolotarev Yu.A., Azev V.N., Rodionov I.L., Surina E.A. and Lipkin V.M. Comparative study of the neuroprotective and nootropic activities of the carboxylate and amide forms of the HLDF-6 peptide in animal models of Alzheimer's disease. J. Psychopharmacol., 2016, 30 (1), 78-92.

16. Липкин B.M., Золотарев Ю.А., Азев B.H., Ржевский Д.И., Телегин Г.Б., Сторожева З.И., Ковалев Г.И., Мурашев А.Н., Богачук А.П. Разработка нового нейропротектора на основе пептида HLDF-6. «Информационные технологии в медицине, биологии, фармакологии и экологии»: Материалы Международной конференции IT + M&Ec` 2016 (Гурзуф, с 02 по 12 июня 2016 г.). 2016. С. 89-99.

17. Костанян И.А. Биологически активный фрагмент фактора дифференцировки клеток линии HL-60. Идентификация и свойства / И.А. Костанян, М.В. Астапова, Е.В. Новолотская, Т.Н. Лепихова, С.М. Драницына, Г.В. Телегин, И.Л. Родионов, Л.К. Байдакова, Ю.А. Золотарев, И.М. Молотковская, В.М. Липкин // Биоорган, хим. - 2000. - Т. 26. - №7. - С. 505-511.

18. Сысоева Г.М. Влияние пептида HLDF-6 на пролиферативную активность спленоцитов в культуре клеток на фоне введения агонистов опиатных рецепторов / Г.М. Сысоева, Е.Д. Даниленко, В.И. Масычева, В.В. Самуков, И.А. Костанян // Сибирский медицинский журнал (Томск) - 2009. - №4 - С. 55-59.

19. Даниленко Е.Д. Модуляция пептидом HLDF-6 функциональной активности макрофагов на фоне введения агонистов опиатных рецепторов / Е.Д. Даниленко, В.А. Фадина, В.И. Масычева, В.В. Самуков, И.А. Костанян // Медицинская иммунология - 2005. - №1. - С. 77-84.

Таблица. Результаты планиметрической оценки эффективности ранозаживляющего действия фармацевтического средства, содержащего раствор регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 (HLDF-6) в гидрогеле на основе Carbopol ETD 2020 после проведения некрэктомии.

Группы сравнения Площадь раны в сроки (сутки), см2
7 14 21 28
1 HLDF-6 100 мг/л 8,78±1,34 *, ** 3,78±1,49 *, ** 1,80±0,82 *, ** 0,91±1,02 *, **
2 HLDF-6 10 мг/л 12,20±1,32 *, ** 10,29±1,46 *, ** 7,88±0,83 *, ** 4,09±1,02 *, **
3 HLDF-6 1 мг/л 11,08±1,30 *, ** 9,13±1,46 *, ** 2,93±0,83 *, ** 1,39±1,03 *, **
4 HLDF-6 0,1 мг/л 11,68±1,31 *, ** 6,24±1,47 *, ** 0,94±0,81 *, ** 0,90±1,00 *, **
5 Гидрогель без HLDF-6 9,02±1,31 4,63±1,47 1,42±0,84 1,13±1,01
6 Некрэктомия 12,68±1,79 8,49±2,45 3,00±0,14 1,54±0,18
Примечание: * - достоверно p<0,05 по сравнению с гидрогелем без HLDF-6; ** - достоверно p<0,2 по сравнению с группой, в которой выполнялась ранняя хирургическая некрэктомия

1. Применение регуляторного пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в качестве средства для лечения ожоговых повреждений кожи.

2. Фармацевтическая композиция для лечения ожоговых повреждений кожи, содержащая активное вещество, гидрогель и дистиллированную воду, отличающаяся тем, что в качестве активного вещества содержит регуляторный пептид формулы Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, а в качестве носителя - гидрогель на основе Carbopol ETD 2020 при следующих соотношениях компонентов:

Регуляторный пептид Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 0,1-100 мг/л
Гидрогель на основе Carbopol ETD 2020 4,5 г/л
Вода дистиллированная Остальное



 

Похожие патенты:
Изобретение относится к медицинской промышленности. Более конкретно, предложена гидрогелевая композиция для лечения ожогов, содержащая (в мас.%): 1,0-10,0% лидокаина гидрохлорида в качестве активного компонента, 1,0-10,0% 2-аллилоксиэтанола в качестве дополнительного активного компонента, 0,2-1,2% Rheocare С Plus и 0,2-1,0% Cosmedia SP в качестве модификаторов вязкости, 0,1-0,5% Eumulgin Prisma в качестве эмульгатора, 5,0-15,0% Cetiol 4 All в качестве смягчающего компонента, 1,0-3,0% Lanette D в качестве регулятора консистенции, 0,5-1,5% LekoGuard MPP 20 в качестве консерванта, 25% раствор NaOH в качестве регулятора pH-среды в количестве до достижения рН 5-6 и воду (остальное).
Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к противоожоговому средству. Противоожоговое средство на основе экстрактов растений, бактериофагов, консервантов и гелеобразователей, которое содержит водные экстракты травы Астрагала лисьего и листьев Подорожника большого, поливалентный бактериофаг, активный в отношении Staphylococcus aureus, Proteus, Pseudomonas aeruginosa, Klebsiella pneumoniae, Escherichia coli, никотиновую кислоту, рибофлавин, биотин, этилцеллюлозу, карбомер Pemulen, нипагин и воду дистиллированную при определенном соотношении компонентов.

Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, комбустиологии, пластической хирургии, и может быть использовано для лечения донорской раны живота. Осуществляют забор полнослойного кожного трансплантата с подкожно-жировой клетчаткой до поверхностной фасции на животе, гемостаз, пластическое закрытие донорской раны.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к лекарственному средству для терапии хронических ран. Лекарственное средство для терапии хронических ран, характеризуется тем, что оно содержит бактериальный липополисахарид, трегалозу дибегенат, водорастворимое производное целлюлозы, многоатомный спирт, консерванты и воду очищенную, взятые в определенном соотношении.

Изобретение относится к медицине, в частности к способу лечения осаднений, кожных и кожно-мышечных ран у лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, включающему обработку раны композиционным составом, содержащим мас.

Изобретение относится к области медицины и может быть использовано для лечения ожоговых больных с глубокими и/или обширными ожогами. Способ компенсирования тепловых потерь у ожоговых больных включает наложение на ожоговые раны лечебных повязок и/или раневых покрытий, а также дополнительно размещение на поверхности тела как минимум одного эластичного электронагревателя на непораженных участках и/или на поверхностях пораженных ожогами участков тела поверх лечебных повязок и/или раневых покрытий.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности, а именно к применению гексановой фракции спиртового экстракта цветков календулы лекарственной в качестве средства, обладающего противовоспалительной и регенеративной активностью.
Изобретение относится к медицине, а именно к хирургии, эстетической хирургии и травматологии. Донорскую область разбивают на квадраты 2×2 см.

Изобретение относится к области медицины и фармацевтической промышленности и представляет собой способ получения средства для местного лечения ран в виде геля с липосомальной формой эритропоэтина, заключающийся в приготовлении массы путем растворения в 100 мл воды 0,05 г Нипазола с последующим добавлением поливинилпирролидона 20% - 20,0 г в смеси с Натриевой солью карбоксиметилцеллюлозы 5% - 5,0 г, массу перемешивают, оставляют набухать в течение 20 минут, после чего нагревают на водяной бане до полного растворения с дальнейшим введением липосомальной формы эритропоэтина.
Изобретение относится к области ветеринарной медицины и представляет собой способ лечения инфицированных ран у животных, включающий обработку раны и последующее нанесение на нее слоя препарата, содержащего в равных количествах компоненты: диоксидин, гентамицина сульфат, метилурацил, экстракт ромашки, отличающийся тем, что в препарат дополнительно вводят спиртовой раствор клея БФ-6, причем соотношение каждого компонента препарата к спиртовому раствору клея БФ-6 составляет 1:100, при этом первично нанесенный слой препарата на раневую поверхность снимают через 48 часов при наличии загрязнения, и если слой препарата мягкий, то его меняют, если нет, то выдерживают до 72 часов, затем повторно наносят препарат тонким слоем до образования пленки толщиной 2-5 мм и при полном заживлении раны пленку удаляют.

Группа изобретений относится к области медицины и фармацевтической промышленности. Предложен способ получения множества гемостатических агрегатов, согласно которому мелют исходный целлюлозный материал, представляющий собой окисленную целлюлозную ткань, окисленный целлюлозный нетканый материал, измельченный окисленный целлюлозный материал или их комбинации, с образованием промежуточных тонких волокон, которые далее увлажняют до содержания воды 11,0-20,0 мас.% и уплотняют на валках с образованием гемостатических агрегатов, которые затем просеивают для отбора целевой фракции и обезвоживают, причем целевая фракция включает агрегаты размером 75-300 мкм или агрегаты со следующим профилем распределения размеров: d15 более или равен 80 мкм, d50 от 140 до 250 мкм, d90 менее или равен 370 мкм.

Настоящее изобретение относится к области медицины, а именно к многоцелевому имплантату с заданной структурой поверхности для реконструкции мягких тканей, отличающемуся тем, что имплантат выполнен в виде эластичной полимерной пленки, внутри которой полностью заключен армирующий элемент в виде сетки из безусадочного тканого или нетканого синтетического материала, при этом полимерная пленка представляет собой пространственно-сшитый полимер на основе олигомеров и мономеров метакрилового ряда.

Настоящее изобретение относится к гемостатическому материалу, содержащему прессованный порошок окисленной регенерированной целлюлозы (ОРЦ), полученный путем вальцевания.

Изобретение относится к медицине. Описан высокогидрофильный материал покрытия для гемостатической мембраны для мониторинга глюкозы крови, полученный способом, который осуществляют путем взаимодействия в присутствии катализатора безводного низкомолекулярного полиэтиленгликоля с молекулярной массой 326 Да и меньше и четырехзамещенного силана типа АГМ-9 (гамма-аминопропилтриэтоксисилана) в качестве сшивающего агента в щелочной среде, с использованием безводного диоксана в качестве растворителя исходных продуктов.

Группа изобретений относится к медицине. Описана сухая композиция, содержащая один или несколько полиолов, которая при добавлении водной среды образует гомогенную пасту, пригодную для использования в гемостатических процедурах.

Группа изобретений относится к медицине. Описаны окклюзивные повязки для физиологических тканей и относящиеся к ним способы, причем повязки включают эластомерный покровный элемент и жидкий компонент, который переходит в по меньшей мере частично сшитое состояние после выполнения по меньшей мере одного из следующих этапов: сушки и отверждения, подходящий для нанесения на поверхность контакта между повязкой и кожей с целью создания по существу воздухонепроницаемого герметичного соединения.

Группа изобретений относится к медицине и касается средства для гемостатической обработки раны, которое содержит неколлоидный пористый материал и более чем один фибриногенсвязывающий пептид, иммобилизованный на указанном неколлоидном пористом материале, причем каждый фибриногенсвязывающий пептид содержит: аминокислотную последовательность Gly-Pro-Arg-Xaa (SEQ ID NO: 1) в аминоконцевой части указанного пептида, в которой Хаа представляет собой любую аминокислоту, кроме валина; или аминокислотную последовательность Gly-His-Arg-Xaa (SEQ ID NO: 2) в аминоконцевой части указанного пептида, в которой Хаа представляет собой любую аминокислоту, кроме пролина.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности и представляет собой композицию, состоящую из полигексаметиленбигуанида, очищенной воды и по меньшей мере одного полоксамера для применения в местном и/или оромукозном лечении ран.

Изобретение относится к сухой композиции и способу ее получения, где композиция при добавлении водной среды образует, по существу, гомогенную пасту, пригодную для применения в гемостатических процедурах.

Настоящее изобретение относится к гемостатическому материалу, содержащему прессованный порошок окисленной регенерированной целлюлозы (ОРЦ), полученный путем измельчения в шаровой мельнице.

Изобретение относится к фармацевтической промышленности и представляет собой фармацевтическую композиция для местного нанесения на кожу для лечении воспаления и/или отека у пациента, содержащая от 0,01% до 10% масс./масс.

Изобретение относится к медицине, в частности к разработке и применению нового фармацевтического средства, предназначенного для оптимизации течения процессов репаративной регенерации при ожогах кожи. Предложено применение пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2 в качестве регуляторного, протекторного, нормализующего и противовоспалительного средства для лечения ожоговых поражений кожи. Предложен новый состав противоожогового средства, содержащий активное вещество в виде указанного регуляторного пептида 0,1-100 мгл, гидрогель на основе Carbopol ETD 2020 4,5 гл, и вода дистиллированная - остальное. Состав высокоэффективен в низких дозах пептида Thr-Gly-Glu-Asn-His-Arg-NH2, удобен и прост в применении. 2 н.п. ф-лы, 4 ил., 1 табл., 2 пр.

Наверх